Дарья Асламова
Конец Латвии или Бесславная гибель балтийского «тигра»
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

– Помните старый анекдот про Украину? – говорит мне латвийский экономист Александр Гапоненко. – Приезжает Путин к Кучме и спрашивает: за сколько можно купить незалежную? А Кучма в ответ: вам с людьми или без людей? Без людей дешевле! Путин прикинул и говорит: ну давай без людей. А Кучма ему: тогда подожди ещё три года. Грустный анекдот. Я его часто вспоминаю здесь, в Латвии. Мою страну, где я, кстати, «негражданин», можно покупать по дешёвке и прямо сейчас. Латвия – это пустыня. Государство без людей.

Гапоненко не грешит преувеличением. Когда-то шумная и даже блестящая (по советским меркам) Рига – ныне скучный до зевоты, провинциальный город, по чистеньким улицам которого тихо передвигаются немногочисленные прохожие. Ощущение вечного воскресенья, как будто вся семья уехала за город. В ресторанчиках в Старом городе пожилые девушки, торгующие своей красотой, ведут деликатные любовные переговоры на английском с престарелыми западными туристами. В полупустых ночных клубах, где даже бармены разговаривают полушёпотом, глушат тоску рижским бальзамом одинокие командированные и «гости столицы».

– Это ещё что! Рига по сравнению с периферией, можно сказать, «бурлит», – рассказывал мне русскоязычный таксист. – Поезжайте в какой-нибудь Лиепая – вот где кладбище-то! Город-покойник. По ночам даже страшно. Хочется кричать: «Люди! Вы где?» А они все там, на Западе, – собирают клубнику где-нибудь в Ирландии, работают няньками в Англии или чернорабочими в Германии. Пропали наши люди.

Я тут недавно пошёл на день рождения к другу – собралась родня, одни молодые бабы с детьми, чинные, порядочные. Я говорю: а где мужья-то? А мне в ответ: на заработках в Европе. У нас, ей-богу, как в каком-нибудь Таджикистане: жёны живут без мужей. Мужик женится, делает детей, а потом уезжает гастарбайтером куда-нибудь на Запад, к примеру, в Дублин...

Даже Вторая Мировая Война не нанесла такого демографического ущерба Латвии, как вступление в Евросоюз. Из СССР республика вышла с населением 2,7 миллиона человек. Результаты последней переписи, прошедшей в марте этого года и продлённой (в отчаянии!) аж до июня, плачевны. Чтобы натянуть цифры (а от них зависит распределение европейских благ и квот), была введена перепись по Интернету и специфическая формулировка «житель Латвии, более года живущий за рубежом». Но, несмотря на все ухищрения, власти смогли натянуть официальную цифру лишь до 2,2 млн. человек. Хотя демографы уверены, что реальная цифра – 1,8 млн. (один район Москвы). И это при избытке великолепных территорий с идеальной экологией и мягким климатом! (На одного латыша в 10 раз больше земли, чем на одного голландца). Латвия, страна с несостоявшимся будущим, в полной тишине идёт ко дну. Как горько шутят местные: «Последний, кто будет улетать! Не забудьте выключить свет в аэропорту».

Лифляндия – Латвия: жизнь имперской окраины

Город Ригу вместе с Лифляндией Российская империя выкупила у Швеции в «вечное владение» (!) в 1721 году по итогам Северной войны, полностью изменившей соотношение сил на Балтике в пользу России. Хотя Ригу наши войска взяли ещё в 1710 году, по Ништадтскому миру России пришлось выплатить шведам чистоганом 2 миллиона серебряных талеров. Сумасшедшие деньги по тем временам! Тогда казалось, что овчинка стоит выделки. Трудолюбивый спокойный народ, немецкий дух прагматизма (дворянство составляли балтийские немцы, латыши же были крепостными крестьянами) и, главное, выход к морю, в Европу. И хотя об этом в Латвии не любят вспоминать, именно России латышский народ обязан национальным объединением и восстановлением земель (присоединением впоследствии Латгалии, Земгалии и Курляндии).

XIX век ознаменовался для Балтики бурным развитием промышленности. Империя не скупилась на развитие окраин. 1861 год – первая железная дорога между Ригой и Даугавпилсом. 1862-й – открытие Рижского политехникума, первого политехнического ВУЗа страны, целью которого стало обеспечение инженерными кадрами быстро растущего производства. 1869-й – создание знаменитого «Руссо-Балта» (Русско-Балтийского вагонного завода), производившего вагоны, сельскохозяйственные машины, керосиновые двигатели, корабли. И, главное, первый (!) российский автомобиль «Руссо-Балт», возивший императора Николая II. Уже тогда Латвия считалась витриной успехов Российской Империи. А впоследствии стала символом процветания СССР.

В советское время на Латвию пролился золотой дождь. После масштабной индустриализации маленькая республика заняла третье место в стране, сразу после Московской и Ленинградской областей, как наиболее промышленно развитый регион. (Это притом, что население республики составляло всего 1% от населения страны). Здесь производилось абсолютно всё – микроавтобусы, радиоприёмники, самолёты, трамваи, автомобили, электропоезда, суда, бытовая техника, медикаменты, текстиль и трикотаж, косметика, мебель. А какие были красавцы предприятия, гремевшие на всю страну!

Завод-гигант «ВЭФ», на котором работали 20 тысяч человек, – крупнейшее электротехническое предприятие СССР, экспортировавшее продукцию в 42 страны мира! Рижский радиозавод имени Попова. Пионер советской полупроводниковой микроэлектронной промышленности – знаменитый завод «Альфа», чья продукция использовалась в самолётостроении и в секретных космических разработках. «РАФ», наводнивший Союз отличными по тем временам микроавтобусами!

Когда Латвия в 1991-м фактически бескровно обрела независимость, казалось, что за неё можно не волноваться. От СССР ей досталось великолепное наследство – передовая промышленность, квалифицированные кадры и высокий научный потенциал (на территории республики работало 15 научно-исследовательских институтов). По уровню ВВП на душу населения Латвия занимала достойное 40-е место в мире (выше, чем Ирландия).

Почему же, спустя 20 лет, маленькая гордая республика оказалась в такой отчаянной экономической ситуации, а все плоды превратились в камни? Или как выразился экс-президент республики Гунтис Ульманис: «Откуда у нашей Латвии такая дыра в штанах?»

Как они дошли до жизни такой

– Когда правители Латвии получили независимость, они толком не понимали, что это такое, – говорит председатель Союза журналистов Латвии Юрис Пайдерс. – Они так долго и упорно готовились бороться за свободу, и вдруг бах! – независимость. Что же с ней делать? Первая светлая мысль – воровать, распилить советское наследство.

– Почему была разрушена промышленность, одна из самых передовых для того времени? Почему власть сознательно угробила предприятия мирового уровня? В чём суть игры? Всё объясняется просто, – рассказывает экономист Эйнарс Граудиньш. – В советских корпорациях было сосредоточено огромное количество высококвалифицированной рабочей силы – в основном русские и приезжие из разных мест СССР. На заводах росло и крепло движение за сохранение Советского Союза, потому что в 1991 году люди отлично понимали, к какому краху всё идёт. Чтобы ликвидировать политического противника и одновременно навариться на распиле, было принято решение все заводы уничтожить. Лишив людей работы, власть срезала под корень целый пласт политической мысли.

– Новые власти специально закрыли все заводы, чтобы не было рабочего класса, а значит, не было бы возмущения, а главное – чтобы уехали русские, – вспоминает Илья Герчиков, президент знаменитой косметической фирмы «Дзинтарс», единственного выжившего советского предприятия. – Начался массовый исход населения...

Скачать архивированный файл всей статьи (29К)

Почитать другие статьи из раздела «Демократические войны»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам