Виктор Илюхин
Ещё раз об уроках истории
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

«Катынский вопрос» на Нюрнбергском процессе, или ещё раз об уроках истории

Безнравственным и беспринципным актом национального унижения назвали многие россияне заявление Государственной Думы, принятое в ноябре 2010 года, в котором бездоказательно признавалось, что т.н. «Катынское преступление» – расстрел в начале Второй Мировой войны польских военнопленных под Смоленском в местечке Катынь «…было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей». Одновременно в нём отмечалось, что в официальной советской пропаганде ответственность за это злодеяние приписывалась фашистам. Но эта версия якобы долгие годы оставалась предметом подспудных, но не менее ожесточённых дискуссий в советском обществе, «неизменно порождая гнев, обиду и недоверие польского народа».

Это заявление в духе самобичевания состоялось в канун 65-летия работы Международного военного трибунала (Нюрнбергский процесс), признавшего виновными руководителей фашистской Германии и их пособников в совершении тягчайших преступлений против мира и человечества, в развязывании агрессивных войн и уничтожении более 50 млн. жителей планеты, в том числе и нескольких тысяч пленных поляков под Смоленском в местечке Катынь.

Решения трибунала до сих пор представляют исключительную ценность и в значительной мере позволяли удерживать мир от новой глобальной военной катастрофы.

Справедливое возмездие, суд истории состоялись. Однако прискорбно, что и сейчас находятся силы, стремящиеся пересмотреть итоги Второй Мировой войны, в том числе и через отрицание решений Нюрнбергского процесса. Они есть и в России, в стране, которая понесла самые тяжёлые человеческие, моральные и экономические потери. Предпринимаются омерзительные попытки гуманизации фашистской оккупации и одновременно подвергаются клевете Красная Армия, руководство НКВД СССР, сам народ-победитель.

На этом фоне ноябрьское заявление Госдумы по Катынскому вопросу выглядит не только безнравственным, необъективным, но и подстрекательским. И, конечно, бросаются в глаза трогательные слова заявления об обиде, гневе и недоверии поляков к нам. Его авторам следовало бы вспомнить, что Польша в начале 20-го столетия уничтожила в своих концлагерях до 80 тысяч красноармейцев, попавших в плен в ходе российско-польской войны 1919-1920 гг. Почему-то убийства, издевательства и жестокость поляков в отношении граждан России не нашли у «русской» Думы ни сочувствия, ни гнева, ни обиды, а тем более, не вызвали осуждения. Что касается поляков, то они не собираются признавать этого факта и приносить извинения России.

Известно, в какой обстановке и как принимала Госдума это решение, могущее иметь для нас тяжёлые, долгосрочные последствия. Оно состоялось накануне официального визита Президента Д. Медведева в Польшу, и должно было стать, как рассчитывали в Кремле, ещё одним нашим жестом доброй воли. Трудно уже вспомнить, каким по счёту, но и жестом очередного нашего «покаяния».

Однако визит оказался неудачным. Польша не отказалась от размещения на своей территории американской системы ПРО, не подписала с нами сколько-нибудь серьёзных экономических, торговых соглашений, но отказалась выдать нам Закаева, который обвиняется в совершении тяжких преступлений в Чеченской республике и за её пределами. Вместе с этим она активно поддержала в Страсбургском суде иски своих сограждан к России по возмещению им ущерба от гибели пленных поляков под Катынью.

Зная повадки польского руководства, можно было бы предвидеть, что оно и на этот раз не оценит очередной «жест доброй воли», а наоборот – ужесточит антироссийскую риторику. Что, в частности, и подтвердили потом отрицания Варшавой результатов расследования катастрофы в апреле 2010 года польского правительственного самолёта под Смоленском, проведённого российскими специалистами.

Поражает та лёгкость, с которой единороссовское большинство в Госдуме проголосовало в поддержку заявления. Ведь депутатам не представили ни одной информационной записки, хотя бы из Генеральной прокуратуры РФ о результатах расследования уголовного дела № 159 об обстоятельствах гибели польских военнопленных. Сделали это осознанно, ибо следствие не выносило решения о признании И. Сталина и его окружения виновными в гибели поляков. А коли не признало, тогда почему такие утверждения в заявлении Госдумы? Частично мы уже ответили на этот вопрос. Постараемся и далее внести в него ясность.

Основному докладчику, председателю Комитета по международным делам, «единороссу» К. Косачёву только и осталось потрясать с трибуны мало кому известной книгой не названных им авторов, которые якобы и установили виновников катынской трагедии. При этом он, в отличие от своих единомышленников, не стал приводить в качестве доказательств «вины Сталина» документы из так называемой «особой секретной» папки Политбюро ЦК КПСС.

Не сослался по одной причине: достоверность этих документов оспорена, в том числе экспертами-криминалистами и графологами. Поэтому ему не оставалось ничего другого, как заявить, что эпизод обвинения, предъявленный советской стороной немцам о расстреле ими польских военнопленных под Катынью, якобы был отвергнут Международным военным трибуналом.

Конечно, не К. Косачёв является автором подобного утверждения. Его выдвинули зарубежные фальсификаторы в годы «холодной войны», к которым впоследствии присоединились некоторые российские политики и историки. Достаточно назвать Александра Яковлева, Дмитрия Волкогонова, Валентина Фалина, Ю. Зори, Н. Лебедеву и других, чтобы понять всю остроту и масштабность лжи.

Вот что, например, утверждают в экспертном заключении по этому вопросу, составленном в 1993 г. по постановлению Главной военной прокуратуры, российские учёные – директор Института государства и права РАН, академик Б.Н. Топорнин, заведующий сектором уголовного права и криминологии того же института, доктор юридических наук, профессор А.М. Яковлев, главный научный сотрудник института сравнительной политологии РАН, доктор исторических наук, профессор И.С. Яжборовская, ведущий научный сотрудник Института славяноведения и балканистики РАН, доктор исторических наук Д.С. Парсаданова:

«Предпринятая на Нюрнбергском процессе в 1946 году попытка советского обвинения в опоре на «сообщение специальной комиссии» (Советская комиссия Н.Н. Бурденко: её полное название «Специальная комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» – авторы) вину за расстрел на Германию успеха не имела. Международный трибунал не признал выводы этого документа достаточно обоснованными, показания свидетелей – убедительными и не включил в приговор это преступление в вину немцам. Это решение советским обвинителем не оспаривалось, и протест не вносился, хотя в других случаях советский представитель протест вносил».

После таких выводов можно сказать, что так называемые эксперты, имеющие высокие учёные степени и звания, извратили представления о научном и объективном исследовании, послушно выполнили политический заказ бывшего президента Б. Ельцина, его окружения и пошли на сделку со своей совестью и своим профессиональным долгом. Чтобы не быть голословными сошлёмся на судебные материалы...

Скачать архивированный файл всей статьи (31К)

Почитать другие статьи из раздела «История»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам