Виктор Илюхин
Судебная система больна не больше, чем вся власть
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Всё очевиднее: если все мы, от президента страны до рядового гражданина, не научимся жить по законам и поступательно, с учётом меняющейся жизни, совершенствовать законодательство, то нормального общества, где бы каждый чувствовал себя комфортно и под защитой, нам не построить.

Очевидно-то очевидно, да только путь к этому, как оказалось, труден и долог. Но его надо пройти, другого не дано. Во всей системе правозащиты особое место занимают суды. Из 170 тысяч обращений, находящихся на рассмотрении европейских судов, почти 40 тысяч – от российских граждан. Это позорные цифры, и они, как некий барометр, отражают состояние здоровья всего организма нашего правосудия. О ситуации в судебной сфере – беседа с депутатом Госдумы РФ, заслуженным юристом России Виктором Илюхиным.

– Виктор Иванович, думаю, было бы неправильно ругать всё, что происходит в судебной сфере. Есть немало честных, профессиональных судей, нередко выносятся справедливые решения. По телевидению идёт ряд программ, которые помогают повышать правовую культуру. Люди привыкают, что споры надо решать через суд, учатся этому. И многое другое. Или вы не согласны?

Илюхин: Пожалуй, со многим соглашусь. Конечно, не оставляет надежда на лучшее. Хорошо, что болячки перестают замалчивать, начинают спрашивать, как положено. Недавно в Казани осудили судью, он признан виновным в организации умышленного убийства. Это же уму непостижимо! В Москве двух судей уличили в участии в преступном сообществе. Идёт проверка в Савёловском районном суде столицы, часть судей лишена должностей, их проверяют на причастность к фальсификации гражданских дел. Это примеры очищения, но и сигнал: судебная система прогнила.

Всю её, как и другие правоохранительные органы, прокурорский надзор, основательно лихорадит. Причин немало. Порождены они, по-моему, общим кризисом государственной власти и её институтов. Кроме того, в обществе ослабли традиционные для нас нравственные устои, отодвинуты на задний план понятия совести, чести, дружбы, доверия, поддержки друг друга. Основное мерило успешности, да и достоинства человека – рубль, а, вернее, доллар, евро. Человеческий эгоизм, проявления его пороков, как мёртвая вода, уничтожают всё живое. А судьи ведь такие же граждане нашего общества, мимо них это не проходит. Но они – судьи, и с них особый спрос.

Люди обращаются в суды за защитой, за справедливостью, но очень часто терпят горькие разочарования. Кто хоть раз пооббивал пороги суда, согласится со мной.

– Несмотря на безрадостность картины, всё же надо признать, что лидеры страны осознают необходимость реформирования судебной системы. Есть и реальные дела, как, скажем, упомянутые вами попытки очищения судейского корпуса. Регулировались нагрузки мировых и федеральных судей. Повысились их оклады. Насколько знаю, судья районного суда в Москве получает 120 тысяч рублей в месяц. Но почему-то недовольство работой судов нарастает. Что, всё предпринятое пока не даёт должного эффекта?

Илюхин: О необходимости «усилить и улучшить» говорят много, а реальных изменений, которые бы ощутили люди и сказали, да, в этой стране теперь можно жить спокойно, очень мало. И хорошие перспективы, мною, во всяком случае, не просматриваются. Если, конечно, всё будет идти именно так: слов – водопад, а дел – кот наплакал.

Я бы отметил две вещи. Первое – позиция и принципиальность самих судей. Тут самые большие проблемы. И только во вторую очередь я бы говорил о болезнях судебной системы в целом. Вообще-то принято считать, что не личности должны быть гарантами от произвола, а сама система. В идеале это так, однако определять, что первично, а что вторично, не стал бы. Особенно в сфере отправления правосудия. Ведь только судья, проанализировав имеющиеся доказательства, принимает решение.

Вокруг процесса могут бушевать страсти, но только он выносит вердикт. Судье могли звонить, с ним могли встречаться, настаивать принять то или иное выгодное кому-то решение. Всё так, но последнее слово – за судьёй.

Вопрос: можно ли противостоять давлению? Можно. Думаю, каждый сталкивался с подобным выбором и в обычной жизни. Кто-то ломается, а кто-то находит силы и достойные варианты поведения. Если судья, прокурор, следователь не могут, а хуже того, не хотят противостоять давлению на себя, то пусть уходят из системы правосудия. Работая в Генпрокуратуре СССР, я всегда говорил это подчинённым следователям. То же самое относится к судьям. И это на все времена. Не можете противостоять – уходите, но не коверкайте человеческие судьбы, не убивайте в людях достоинство, последнюю надежду.

– Что значит уходить? А если не хочется?

Илюхин: Да, это серьёзный выбор. Уйти – не простое решение. Не каждый способен. Но я не понимаю, как можно осудить, лишить имущества, прав и свободы человека ради сохранения себя в судейском кресле? Это грубейшее извращение смысла правосудия. Судья – и он же палач! А мы ищем причины нравственного отравления общества… Их много, но в том числе и в судебном произволе.

На мой взгляд, трагедия современной России в том, что народ и каждый отдельный человек не видят для себя заслуживающего полного доверия примера, эталона честности и чести, бескорыстия в служении Отечеству ни со стороны политических, государственных лидеров, ни со стороны представителей правоохранительной сферы. Художественные книжки и телесериалы, даже удачные, правдивые, не могут это компенсировать.

При всём при том каждый судья знает, что может быть привлечён к ответственности, в том числе и к уголовной, если будет установлено, что он вынес заведомо неправосудное решение. Но это тонкая вещь. Неправосудных решений множество, а вот уголовных дел в связи с этим – единицы, если они вообще были. Я лично не помню ни одного.

Понимаю, давление на судью может быть самым жёстким, но оно не должно быть оправданием лжи и фальши с его стороны. Ведь не побоялся государственный обвинитель по делу Веры Засулич отказаться в суде от поддержания обвинения, хотя факт её участия, выражаясь нынешним языком, в террористическом акте, казалось, был налицо.

Судьи в гитлеровской Германии посмели вынести объективный оправдательный приговор в отношении Георгия Димитрова, обвинённого в поджоге Рейхстага, а ведь фашизм, как говорится, уже маршировал по этой стране.

В начале 90-х годов Военная коллегия Верховного Суда РФ вынесла оправдательный приговор в отношении генерала Валентина Варенникова, обвинённого в участии в ГКЧП. По этому поводу метал гром и молнии Сергей Филатов, руководитель администрации президента Ельцина, грозил уволить судей. Однако сам оказался не у дел, а судьи успешно продолжили работу.

– Но всё это дела уже далёкие. История даёт много всяких примеров. В том числе и противоположных тем, которые вы привели. Пресловутые тройки в сталинские времена тоже считались правосудием. Но это же на самом деле карикатура на него. Давайте о сегодняшней ситуации.

Илюхин: Я умышленно смещаю акценты на личность судьи, его моральные и деловые качества. Почему? Да потому, что в последние годы, и это надо признать, кое-что всё-таки сделано для пресечения вмешательства в отправление правосудия. Например, введена уголовная ответственность за неуважение к суду, попытки блокировать судебные действия также могут быть уголовно наказуемы. Более отрегулированными стали отношения между руководителями судов и рядовыми судьями, чтобы до минимума свести риски давления на судей...

Говорю об этом подробно, поскольку считаю, что личностные моральные качества соискателя на должность судьи должны учитываться в первую очередь. А у нас пока сплошь и рядом: сегодня милая девушка секретарь суда, заочно заканчивает юрфак, проходит стажировку, и у нее, ещё не сформировавшегося гражданина, появляется преимущественное право стать судьёй.

Я не случайно использовал слова «милая девушка». Большинство судей у нас – женщины, и это, на мой взгляд, уже стало проблемой. Замечание моё не должно обижать женщин. Но их природная эмоциональность и большая психологическая неустойчивость нередко играют в судебных процессах не лучшую роль.

После провалов нашей разведки, вопиющих фактов взяточничества, заговорили о более широком внедрении полиграфа – «детектора лжи». Мера неоднозначная, особенно в отношении судей, вызовет возражения у многих. Но что делать, если мы оказались в такой ситуации. Полиграф можно использовать при приёме на судейскую службу, а также и во время её прохождения. Порядок можно уточнить...

Скачать архивированный файл всей статьи (25К)

Почитать другие статьи из раздела «Власть»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам