Евгений Ройзман
Аптекари торгуют смертью
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман напугал URA.Ru. шокирующими фото

Интерьвю взял Михаил Вьюгин, 15.12.2010

Повестка этой недели – борьба с наркоманией: Александр Мишарин собирает на заседание Антинаркотическую комиссию. И это не обычное мероприятие, повод дал глава ФСКН Виктор Иванов. Две недели назад он прямым текстом сказал: «Прошу губернатора Свердловской области провести специальное заседание комиссии и представить по итогам проект решений для утверждения Государственным антинаркотическим комитетом».

Как и многое из последних событий в системе власти, этот жёсткий комментарий прозвучал в адрес региона впервые. Хотя о проблеме с наркоманией известно давно: депрессивные города умирают от наркотиков, продающихся в аптеках, с нового учебного года екатеринбургская молодёжь подсела на новомодные соли. Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман согласился рассказать «URA.Ru», что же происходит, а когда он стал показывать фотографии, не все выдержали. Ну, смотрите сами, если нервы крепкие.

– Давайте сразу: что сейчас самое страшное в наркоманском мире?

– Мы отследили ситуацию по нашим реабилитационным центрам: от парней, что поступают, можно определить, что происходит на самом деле. И в этом году каждый десятый на реабилитации был с солями. Это новый наркотик: если раньше синтетику делали на основе JWH 218, то теперь – JWH 250. Там жесточайшая клиническая картина: половина бьётся башкой об стену, половина – с космосом общается. В голове что-то страшное происходит: очень резкая деградация, нервное истощение, физическое похудание. И никто не знает, какие будут последствия. Валентина Ямпольская, нарколог, кандидат наук из госпиталя ветеранов, она просто говорит: я не видела такого.

– Что это за соли, что за JWH?

– Давай объясню популярно? JWH 218 – это были курительные смеси, ты слышал про них, наверно. Ими пять лет по всей стране торговали, мощный был поток, была агрессивная реклама, направленная на молодёжь. Упор делался на их легальность – тестами эти смеси (синтетические аналоги марихуаны и гашиша) в организме не определялись, считались безвредными. Насчёт безвредности мы бы, конечно, поспорили – эти смеси дали быстрое привыкание и волну суицидов.

Мы боролись с этими смесями нещадно: Екатеринбург – единственный город в России, где не удалось открыть магазин по их продаже. В Казани, например, на улице из автоматов продавали, в Набережных Челнах, города на Волге посреди города висела реклама, стояли щиты, даже в школах продавали. Мы такого сделать не дали. И в конце 2009 года эти смеси запретили.

И вдруг на подготовленную почву повезли так называемые соли. Названия им дают разные: соли для ванн, удобрения для цветов, средство для чистки картриджей. Но все наркоманы знают, о чём речь, эти соли заняли нишу смесей. Там ещё был мифидрон – синтетический аналог амфетамина, и много самых разных вещей. Их стали жрать, колоть, засовывать себе в задницу, пользовать любыми способами.

– А что это, как выглядит? Это что-то в пакетиках, в чём?

– Да, пакетики. Только, Миш, я не буду же им рекламу делать, рассказывать, что и как. Наркоманы их называют «легалка», «интернет», потому что берут через Интернет. Рекламой расписаны фасады школ, вокруг школ, вузов, студенческих городков (в частности, вокруг УПИ). Все с контактами, как соли найти. И контингент мы определили – от 16 до 25 лет, наиболее продвинутые, не обычные нарколыги из подворотни спального района. Они информационно открыты, у них много друзей…

– И общаются через facebook и «В контакте» .

– Конечно. Это система сбыта.

– Это привозной наркотик или местный?

– Привозной. Везут из Китая. Везут предприниматели через «Таганский ряд». Я уже поговорил с Вадиком Макаровым, он основных перевозчиков из Китая соберёт, мы поговорим и используем любую возможность остановить эту волну. Потому что наркотик страшный, те последствия, они же наступают за месяцы – за полгода. Ты представь: совершенно благополучный человек ни с того, ни с сего становится раздражительным, перестаёт соображать, деградирует на глазах. Это моментально происходит, родители видят сразу и бегут к нам.

– Солями колются?

– Да, начали колоться. Кто-то нюхал, но наркотик дорогой, ты же не нанюхаешься, это много надо.

– И это полностью синтетика?

– Да, основная составляющая – JWH 250-й. Сейчас в список запрещённых веществ он не внесён. И только потому, что не умеют нормально со списками работать – практики нет. Когда предыдущий JWH 218 вносили в списки, была фраза «и их производные». И теперь достаточно доказать, что в солях есть производные JWH 218 и всех предыдущих.

– В чём проблема – внести это в список?

– Судебно-медицинская экспертиза сейчас готовит экспертное заключение для Госнаркоконтроля. Там будет указано, что это производная или аналог таких-то наркотических веществ. Оно нужно, чтобы ФСКН мог работать по солям так же, как по другим наркотикам. Но это будет достаточно только для тех, кто хочет работать. В этом плане начальник управления ФСКН Гапонов вызывает уважение.

– Что-то простой человек может сделать?

– Да. Вот художник Миша Сажаев – известнейший человек. Он мне показал – у него и дом, и вокруг дома всё было расписано рекламой солей, и он просто вышел и собственноручно всё зарисовал.

– Екатеринбург – столица солей?

– Мы шум поднимаем на всю страну, но у нас ситуация лучше, чем в Челябинске и Перми, где соли продают в киосках «Союзпечати» и в переходах. У нас могут торговать по сложным схемам: звонят, спрашивают наркотик, в ответ называют счёт, после того как деньги переведены, снова созвон и называют место, где, под какой урной, какую пачку забрать. Так много не наторгуешь.

Ситуация вообще в городе и области нормальная. Тут много факторов: депутат городской думы Коля Антонов, ещё когда в ФСБ работал, собрал несколько парней, офицеров, все – русские, и они теперь в отделе «Н» борются с наркоторговлей. Не потому что это работа, у них – это как гражданский долг. Потом сменился начальник местного ФСКН – там сейчас Гапонов, и он прямо соцсоревнование с парнями устроил, кто больше закроет. Тут же подключились другие службы, наш фонд работает… Получается, что борьба идёт громко, все о ней знают, поэтому мы часто в новостях. Но если сравнить Екатеринбург с Челябинском, с Пермью, то там-то ситуация намного хуже. Екатеринбург – это город, куда героиновые оптовики вообще не заезжают, и смертность у нас от наркотиков меньше стала.

Есть, правда, другая беда – «крокодил». Сейчас тебе фотки дадим – страшная вещь. И тут надо бить в набат...

Скачать архивированный файл всей статьи (22К)

Почитать другие статьи из раздела «Антинаркотики»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам