Демонстративное беззаконие
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

В последнее десятилетие произвол судебных чиновников достиг невиданного размаха! Обеспечив себе круговую поруку и считая себя неподсудными и безнаказанными, они творят столько зла России, что самое время крепко задуматься: кто является настоящим заказчиком этого правового террора и источником их уверенности в том, что им всё сойдёт с рук? Почему они не опасаются демонстративно нарушать законы и осуждать невиновных? Для чего им нужно демонстративно показывать всей стране, что они сейчас в силах состряпать дело и осудить любого невиновного на многие годы? И, главное, почему они всё-таки считают, что смогут выйти сухими из этой «воды»? Они, скорее всего, поверили хитрой болтовне «мировых правителей» о том, что Россия уже не вывернется из их грязных лап? Тем хуже для них! Россия – Великая Русь – и в этот раз стряхнёт с себя всех уродов, всю нечисть, прицепившуюся к ней за долгие годы! И тогда каждому преступнику обязательно придётся нести полную ответственность за все свои дела, которые тщательно фиксируются многими неленивыми людьми! И тогда этому зверью не помогут ни двойные гражданства, ни счета в банках, ни убежища в разных странах…

Беззаконие в законе

Наталия Холмогорова, сентябрь 2005 г.

Перипетии громкого «дела Ульмана» сейчас у всех на слуху. Многим, должно быть, памятно и скандальное заявление главного военного прокурора о том, что решение присяжных, оправдавших Эдуарда Ульмана, «не имеет никакого отношения к правосудию». Невольно спрашиваешь себя: если неправосуден суд присяжных – простых г раждан, руководствующихся здравым смыслом и чувством справедливости – то кто же представляет у нас правосудие, и как же оно, это правосудие, выглядит?

Между тем, от взглядов широкой публики ускользает одно важнейшее обстоятельство. Дело Ульмана, которого уже в третий раз судят за одно и то же (и, видимо, будут таскать по судам, пока не добьются от несговорчивых присяжных нужного приговора) – не единичный случай, не из ряда вон выдающееся происшествие: это лишь верхушка айсберга, один из многих судов над российскими солдатами – судов, не укладывающихся ни в рамки закона, ни в рамки здравого смысла.

И если Ульман, по крайней мере, действительно совершил то, в чём его обвиняют – спор идёт только о мотивах и мере ответственности – то для многих и многих его товарищей и сослуживцев дело обстоит гораздо хуже.

В либеральной прессе в последнее время можно встретить удовлетворённые заявления о том, что власть, мол, наконец-то взялась за ум, вняла слёзным просьбам правозащитников и требованиям ПАСЕ и принялась по справедливости карать военнослужащих за зверства, якобы совершаемые над чеченскими мирными жителями. В подтверждение этого журналисты указывают, что в последние два года в Ростове «постоянно идут процессы над федералами, обвиняемыми в убийствах и злоупотреблении властью».

Это правда: процессы идут беспрерывно. Один такой процесс мы сейчас рассмотрим подробнее.

На скамье подсудимых – военнослужащие внутренних войск, командир разведроты старший лейтенант Евгений Худяков и командир сапёрной роты лейтенант Сергей Аракчеев (со званием Аракчеева в СМИ постоянно возникает путаница, которой мы ещё коснёмся). Они обвиняются в убийстве трёх мирных жителей Чечни и причинении телесных повреждений четвёртому.

Ульмана я вспомнила не зря: у Худякова с Аракчеевым этот процесс тоже не первый. На первом, также проходившим с участием присяжных, они были оправданы. Причём, оправданы «вчистую»: суд установил, что инкриминируемых им деяний сапёры не совершали. Но результаты того, первого суда военная коллегия аннулировала: чем кончится второй – неизвестно.

Сергей Аракчеев – с виду обычный русский парень, светловолосый, сероглазый, с простым и открытым лицом. Приглядевшись, можно заметить красные прожилки в глазах – повышенное внутриглазное давление, последствие контузии. Держится спокойно, хотя в голосе и движениях чувствуется давняя усталость. Речь сдержанная, точная и непринуждённая – речь образованного человека. Трудно поверить, что передо мной сидит тот самый «кровожадный маньяк, в пьяном виде пытавший и расстреливавший мирных людей», о котором писали в газетах.

Я прошу Сергея рассказать немного о себе.

– Аракчеев Сергей Владимирович, 1981 года рождения, – по-военному чётко начинает он. – Из Нижнего Новгорода, из рабочей семьи. С детства мечтал о военной службе. Окончив школу в 1997 году, поступил в Северо-Кавказский военно-командный институт внутренних войск, окончил его в 2002 году по специальности «командир мотострелкового взвода» с курсом инженерной подготовки.

– Почему пошли учиться именно во Владикавказ? – спрашиваю я.

– Причина самая прозаическая: конкурс там был не такой большой, как в других местах.

Тогда Сергей не предполагал, что немедленно по окончании ВКИ вместе с другими выпускниками в «добровольно-принудительном порядке» отправится в Чечню. Однако спорить не стал: в конце концов, не для того он поступил в армию, чтобы отсиживаться в безопасном месте, пока его товарищи рискуют жизнью.

Немногим более полугода он прослужил в инженерной разведке: в послужном списке – более 25 обезвреженных взрывных устройств, одна контузия от взрыва, медали «Суворова», «За воинскую доблесть», «За ратную доблесть», наградной кинжал – подарок генерала, которому Сергей обеспечил безопасный проезд по территории мятежной республики.

– По правилам, обезвреживать взрывные устройства должны рядовые, – рассказывает Сергей. – Но правила – одно, а реальная жизнь – совсем другое. Как отправить солдата-срочника на такое дело? Если что – как потом будешь его родным в глаза смотреть? – И с улыбкой добавляет: – За 25 обезвреженных обычно дают орден Мужества. Честно говоря, я этого ждал. Но тут началась эта история – стало не до орденов...

«Эта история» началась 15 января 2003 года, но Сергей узнал о ней лишь два с половиной месяца спустя. У его подчинённых кончался срок службы, а сам он собирался в долгожданный отпуск: выправил все бумаги, сдал боеприпасы, уже выехал вместе со своим отделением в Москву... Но там получил вызов в военную прокуратуру и вместо отпуска попал в Ростовское СИЗО – ждать суда по обвинению в тройном убийстве.

– Когда мне объяснили, в чем нас обвиняют, я в первый момент рассмеялся. Мне казалось, такого быть не может: это же сумасшествие какое-то! – Рассказывает Сергей.

В самом деле, обвинение, предъявленное Сергею и его сослуживцу Евгению Худякову, у свежего человека вызывает изумление.

Если верить военной прокуратуре, утром 15 января Сергей и Евгений, находясь в состоянии сильного опьянения (интересно, как это установили – два с половиной-то месяца спустя?), остановили в районе аэропорта «Северный» в Октябрьском районе Грозного КАМАЗ с водителем и двумя пассажирами, «с целью завладения автомобилем» приказали всем выйти, уложили их на асфальт, убили выстрелами в голову. Вместе с ними зачем-то взорвали и машину, которой якобы собирались завладеть.

Затем остановили ещё один автомобиль, ГАЗ, прострелили ему колёса и радиатор, его водителя Шамиля Юнусова (он потом станет главным свидетелем обвинения) почему-то убивать не стали, а отвезли к себе в часть, отобрали деньги и ценные вещи, били, пытали электротоком, три раза прострелили ему ногу, а затем... отпустили с миром.

После чего Шамиль Юнусов вышел из воинской части и уехал на своём газике. Да-да, том самом, с простреленными колёсами и радиатором. Выжимая сцепление трижды простреленной ногой...

Скачать архивированный файл всей статьи (43К)

Почитать другие статьи из раздела «Власть»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам