Олег Верещагин
Жили мы не зря!
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Я обращаюсь ко всем, кто читает эти строки – к частным лицам и представителям любых организаций. Уже более года продолжается моё плодотворное сотрудничество с «Советской Россией». Я надеюсь, мои статьи читали многие. И теперь я обращаюсь к читательской аудитории за помощью. На моём столе лежит рукопись книги о пионерах-героях. Рукопись очень сырая, масса отрывков и фотографий. Но главный её недостаток – это общеизвестные персонажи. Те ребята и девчонки, о которых ещё в советское время были написаны тома художественной и документальной литературы. Между тем, мне отлично известно, что ребят, вместе со взрослыми сражавшихся против врага, были не десятки, а десятки тысяч. Мне чудовищно обидно, что их имён не знает нынешнее поколение. Правильней сказать, это даже не обида, этому чувству нет названия – и особенно острым оно становится, когда я вижу нынешних ровесников тех героев, кривляющихся под обезьяньи ритмы эстрады. Скорее это жалостное омерзение.

Итак, я ещё раз обращаюсь ко всем, читающим эти строки. Я прошу вас помочь мне работать над книгой. Меня интересуют случаи участия детей и подростков в боевых действиях. Конечно, все эти пункты являются идеалом, и если у вас не хватает каких-то сведений, это не причина для того, чтобы не делиться со мной тем, что имеется. Выдумывать ничего не надо, даже если очень хочется – не оскорбляйте выдумкой правду о героях, пожалуйста. Она и так оскорблена другой ложью – ложью подонков, пытающихся доказать (и немало преуспевших в этом!), что сам образ пионера-героя – выдумка советской пропаганды. Но это их дело, и я отношу их злопыхательство только за счёт их же ничтожной трусости, так как сами они на подвиг во имя родной страны не были способны ни в детстве, ни, тем более, сейчас, когда их душонки прогнили насквозь.

Верещагин Олег Николаевич

Так 14 июня 2007 года я обратился через одну из газет к людям. И уже 18 июня получил первый отклик. Несколько выдержек – несколько из более чем сотни случаев! – из этой рукописи я привожу тут… А письма идут до сих пор.

* * *

Когда мне было 10-12 лет, я очень любил приключенческую книгу, которая называлась «Берестяная грамота» – о мальчишках, в 1941-1942 годах сражавшихся с врагом наравне со взрослыми на территории Дятьковского района Брянской области. Я и представить себе не мог, что через двадцать лет после того, как я первый раз прочёл эту книгу, мне в руки попадёт материал о её живых героях!

Ничего не выдумал автор. Ни сопротивления. Ни партизанской республики. Ни газет на бересте. Человек, который прислал мне эти свидетельства, сам был очевидцем, современником тех событий, их участником...

Рассказывает Василий Иванович Афонасин

...Немцы в опьянении победами рвались вперёд и упустили из внимания огромное количество брошенного оружия и боеприпасов. Тогда они ещё не верили, что русский народ способен продолжать сопротивление. Им казалось, что война окончена, они почти не обращали внимания на то, что в их тылу начинают возникать первые отряды партизан.

Бойцам не хватало оружия, и Василий Иванович вспоминает, как мальчишки 10-13 лет искали оружие – с азартом ходили по лесу, винтовки, патроны на тачках привозили к реке, где партизаны на лодках перевозили их на другой берег, где была база. И успели вооружиться. Вовремя...

Немцы пришли по-настоящему. Злые и растерянные. Им набили морду мод Москвой. Война получалась долгой и тяжёлой, не похожей на европейскую «прогулку». А тут ещё эти партизаны! Заходить далеко в партизанские края гитлеровцы боялись, но в сёлах грабили и убивали вовсю. На это время приходилось убегать из своих домов и прятаться в лесу. Так было всю зиму 1941-42 г.г. Зимовали фактически под деревьями!

Василий Иванович вспоминает то время, когда немцы бесчинствовали особенно яростно. В апреле 1942 года в село ворвался конный отряд карателей. Полсотни ребят согнали в сельскую школу, в один из классов. Их обвинили в том, что у немцев во время ночёвки угнали четырёх лошадей. И дали час сроку, чтобы назвали, кто угнал. Иначе...

Что иначе – все понимали. О чём думали пятьдесят заложников, сидя в классе – месте, где привыкли получать знания, в своей школе, там, где с ними в принципе не должно было случиться ничего плохого? Не знаю. Знаю только, что ребятам было известно, кто угнал коней у врага. Но они молчали. Весь час. Молчали и потом. Они хорошо выучили урок – урок, на котором нельзя отвечать.

Тогда гитлеровцы отобрали 16 ребят постарше, связали друг с другом – чтобы никто не убежал – и увели в лес. Ночью шестнадцать мальчишек расстреляли за четырёх коней. Чтобы запугать других. Но вызвали не страх – ненависть. Примерно через месяц после того расстрела Вася потерял лучшего друга.

Летом дети угоняли сохранившихся коров под охрану партизан, на лесные поляны. Вася с матерью и соседским мальчишкой пасли коров в свою очередь именно в тот день. Неожиданно в селе начали стрелять. Прибежавшие оттуда люди сообщили, что в очередной раз пришли каратели. И не просто пришли – обосновались надолго.

Среди тех, кто пришёл в лес, был друг Васи, тоже Вася Борискин с братом Толей и группой ночевавших в селе партизан. В районе уже тогда действовал молодёжный отряд под командой секретаря РК ВЛКСМ Владимира Рябка (награждённый Звездой Героя посмертно, в моей любимой книге он был выведен, как Анатолий Ревок).

Ребята решили к нему вступать именно в те дни – ночевавшие партизаны приходили в село именно для агитации. И теперь, ещё не став партизанами «официально», надо было выполнять первое задание. Дело в том, что немцы отрезали путь к лесу. Вася предложил провести всех вместе, со скотом, болотом. Ушли, как думали, совсем.

Возвращаться было нельзя – в тех, кто пытался зачем-то вернуться, немцы просто стреляли, как в движущиеся мишени. Каратели подтягивали подкрепления, бомбили лес с самолётов. Люди прятались в оврагах. Как-то раз бомбили всю ночь... Но люди всё-таки иногда пробирались в село – за вещами, за разной мелочью, без которой жить трудновато. Во время одной из таких попыток вернуться Вася погиб.

Они с братом сопровождали в село женщину с грудным ребёнком и инвалида-старика. Всех схватили. Конечно, было ясно, кто такие двое мальчишек. Их долго пороли возле дома, пытаясь выбить нужные сведения. Когда поняли, что ребята ничего не скажут – убили выстрелами в затылок. Женщину и инвалида держали заложниками ещё сутки, только вечером отпустили и приказали хоронить убитых пацанов.

Васе было тогда 11 лет. Потом, после возвращения наших, их перезахоронили в общей братской могиле у д. Неверь...

Скачать архивированный файл всей статьи (38К) в формате .doc

Почитать другие статьи из раздела Духовный рост и развитие

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам