Норман Финкельштейн
Индустрия Холокоста порождает антисемитизм
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Центральный тезис моей новой книги заключается в том, что Холокост фактически стал индустрией.

Действуя в согласии с правительством США, еврейские элиты эксплуатируют чудовищные страдания миллионов евреев, уничтоженных во Второй мировой войне и тех немногих, кто выжил, в целях наживы и власти.

Своей безжалостной эксплуатацией страданий еврейского народа индустрия Холокоста способствует разжиганию антисемитизма и помогает отрицанию Холокоста.

Книга состоит из трёх глав. В первой исследуется происхождение индустрии Холокоста. В послевоенные годы лидеры американских евреев замалчивали Холокост, стремясь ублажить правительство США, которое искало союзника в лице едва денацифицированной Германии.

После войны 1967 года Израиль стал ключевым союзником США. Элиты американского еврейства, которые до этого относились к Израилю довольно прохладно (опасаясь обвинений в «двойной лояльности»), раскрыли свои объятия еврейскому государству.

Ведь теперь евреи стояли на переднем фронте защиты американских интересов против арабских орд. Соответственно, поддержка Израиля облегчала ассимиляцию евреев в США.

Представляя себя естественным посредником между правительством США и его «стратегическим союзником» на Ближнем Востоке, еврейские элиты также могли получить доступ к центрам власти в США.

Чтобы защитить себя от критики, эти элиты «вспомнили» устроенный нацистами Холокост. Получив определённую идеологическую обработку, последний оказался мощным оружием.

Во второй главе я подвергаю критике центральные догмы идеологии Холокоста. А именно,

1) что Холокост представляет собой совершенно уникальное явление и

2) что он явился предельным выражением вечной и иррациональной ненависти гоев к евреям.

Главный пропагандист доктрины «уникально-сти» – Эли Визель. Для Визеля Холокост «ведёт во тьму», «отрицает все объяснения», «его невозможно ни понять, ни описать» и т.п.

Такой подход только затемняет дело, а не проясняет его. Но доктрина «уникальности», несмотря на свою интеллектуальную ограниченность и нравственную ущербность (страдания жертв-неевреев «не идут ни в какое сравнение»), сохраняет своё влияние благодаря политической полезности.

Уникальное страдание требует уникальных привилегий.

Как гласит ещё одна догма Холокоста о «вечной ненависти гоев», уничтожение евреев во время Второй мировой войны соответствовало желанию всех гоев, будь то активных участников или пассивных соучастников.

Усилия Даниеля Гольдхагена найти историческое доказательство этой догме в его книге «Добровольные палачи Гитлера» в научном смысле оказались несостоятельны. Но, как и доктрина «уникальности», эта догма доказала свою политическую полезность.

Например, американская писательница Цинтия Озик, не раздумывая опровергает критиков Израиля готовым ответом: «Мир хочет уничтожить евреев... мир всегда желал их уничтожения».

В действительности этот догмат имеет своей целью оправдать вседозволенность: если гои предрасположены к уничтожению евреев, то евреи имеют полное право защищать себя любыми средствами.

Осуждая, так называемый, «урок Холокоста», якобы свидетельствующий о вечной ненависти гоев, уважаемый израильский учёный Боас Эврон замечает, что в этом случае мы имеем дело с «сознательным распространением паранойи... Это умонастроение... заранее оправдывает бесчеловечное обращение с неевреями, потому, что господствующая мифология утверждает, что “все народы сотрудничали с нацистами в уничтожении евреев”, и поэтому евреям всё дозволено в их отношениях с другими народами»...

Скачать архивированный файл всей статьи (22К) в формате .doc

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам