Константин Победоносцев
Великая ложь нашего времени
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

I

Что основано на лжи, не может быть право. Учреждение, основанное на ложном начале, не может быть иное, как лживое. Вот истина, которая оправдывается горьким опытом веков и поколений.

Одно из самых лживых политических начал есть начало народовластия, та, к сожалению, утвердившаяся со времени французской революции идея, что всякая власть исходит от народа и имеет основание в воле народной.

Отсюда истекает теория парламентаризма, которая, до сих пор, вводит в заблуждение массу, так называемой, интеллигенции и проникла, к несчастию, в русские безумные головы.

Она продолжает ещё держаться в умах с упорством узкого фанатизма, хотя ложь её, с каждым днём, изобличается всё явственнее перед целым миром.

В чём состоит теория парламентаризма?

Предполагается, что весь народ в народных собраниях творит себе законы, избирает должностные лица, стало быть, изъявляет непосредственно свою волю и проводит её в действие. Это — идеальное представление.

Прямое осуществление его невозможно: историческое развитие общества приводит к тому, что местные союзы умножаются и усложняются, отдельные племена сливаются в целый народ или группируются в разноязычные под одним государственным знаменем, наконец, разрастается без конца государственная территория: непосредственное народоправление, при таких условиях, немыслимо.

Итак, народ должен переносить своё право властительства на некоторое число выборных людей и облекать их правительственною автономией.

Эти выборные люди, в свою очередь, не могут править непосредственно, но принуждены выбирать ещё меньшее число доверенных лиц — министров, коим предоставляется изготовление и применение законов, раскладка и собирание податей, назначение подчинённых должностных лиц, распоряжение военною силой.

Механизм, в идее своей, стройный; но, для того, чтобы он действовал, необходимы некоторые существенные условия.

Машинное производство имеет в основании своём расчёт на непрерывно действующие и совершенно равные, следовательно, безличные силы.

И этот механизм мог бы успешно действовать, когда бы доверенные от народа лица устранились вовсе от своей личности: когда бы на парламентских скамьях сидели механические исполнители данного им наказа; когда бы министры явились тоже безличными, механическими исполнителями воли большинства; когда бы, притом, представителями народа избираемы были всегда лица, способные уразуметь в точности и исполнять добросовестно данную им и математически точно выраженную программу действий.

Вот при таких условиях, действительно машина работала бы исправно и достигла бы цели.

Закон действительно выдержал бы волю народа; управление действительно исходило бы от парламента; опорная точка государственного здания лежала бы действительно в собраниях избирателей, и каждый гражданин, явно и сознательно, участвовал бы в правлении общественными делами.

Такова теория. Но, посмотрим на практику.

В самых классических странах парламентаризма она не удовлетворяет ни одному из вышепоказанных условий.

Выборы никоим образом не выражают волю избирателей.

Представители народные не стесняются взглядами и мнениями избирателей, но руководятся собственным произвольным усмотрением или расчётом, соображаемым с тактикою противной партии.

Министры, в действительности, самовластны; и скорее, они насилуют парламент, нежели парламент их насилует.

Они вступают во власть и оставляют власть не в силу воли народной, но потому, что их ставит к власти или устраняет от неё могущественное личное влияние или влияние сильной партии.

Они располагают всеми силами и достатками нации по своему усмотрению, раздают льготы и милости, содержат множество праздных людей на счёт народа, и притом, не боятся никакого порицания, если располагают большинством в парламенте, а большинство поддерживают раздачей всякой благостыни с обильной трапезы, которую государство отдало им в распоряжение.

В действительности, министры — столь же безответственны, как и народные представители.

Ошибки, злоупотребления, произвольные действия — ежедневное явление в министерском управлении, а часто ли слышим мы о серьёзной ответственности министра?

Разве, может быть, раз в пятьдесят лет, приходится слышать, что над министром суд, и всего чаще результат суда выходит ничтожный, сравнительно с шумом торжественного производства.

Если бы потребовалось истинное определение парламента, надлежало бы сказать, что парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личного честолюбия и тщеславия, и личных интересов представителей.

Учреждение это служит не последним доказательством самообольщения ума человеческого...

Скачать архивированный файл всей статьи (48К) в формате .doc
Мультизаявка деньги без отказа: купить бытовку.

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам