Игорь Ашманов
Про мозговые вирусы
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Как-то я в очередной раз употребил словосочетание «мозговой вирус» (естественно, в разговоре об Украине), и мой собеседник вдруг спросил: это ты просто такую метафору употребляешь или подразумеваешь, что есть какое-то реальное явление, которое можно так называть? Я задумался, и понял, что надо разъяснить мою мысль про ментальный вирус, а значит – и написать статью. Вот что я ему ответил.

Ну, во-первых, понятие «мозговые вирусы» можно использовать как модель, позволяющую описывать и понимать явления, которые мы наблюдаем на фронтах информационной войны. Происходящее на Украине, как и происходившее во время Арабской весны, первого Майдана-2004, во время Болотной-2012, Перестройки 1985-1991 очень похоже на эпидемию и довольно хорошо описывается именно моделью ментального заражения. Собственно, само название «вирус», применённое, например, к компьютерным вирусам или «вирусным» рекламным роликам – это именно модель, но модель, достаточно хорошо работающая, обладающая разъясняющей и предсказательной силой. Да, аналогия неполная, компьютерный вирус неживой, искусственный, его сделали люди с некой целью, но сама модель явления, описываемая словами «вирус, контакт, заражение, эпидемия, антивирус, лечение» – вполне рабочая.

А, во-вторых, лично я считаю, что, как и в случае с биологическими и компьютерными вирусами, существует и реальное явление «ментальный вирус», представляющее собой внедряемую в умы самостоятельную ментальную сущность, обладающую средствами распространения, внедрения, контроля, защиты от антивируса, дальнейшего размножения и т.п. Эта сущность, как и компьютерные вирусы – искусственного происхождения. Она в основном текстовая, но бывает, естественно, и в формате видео, картинки, комикса, песни и т.п. Про неё я и хочу поговорить. Мысли у меня довольно очевидные, они сводятся к тому, что феномен ментальных вирусов пора назвать и осмыслить.

Эпидемии, которые мы наблюдали

Почему вообще возникает аналогия с вирусом и эпидемией? Тому есть несколько причин. Всякий, кто помнит лихорадку «разоблачений» и «наступление гласности» при Перестройке, кто смотрел заседания Верховного Совета СССР, кто читал украинские, да и российские СМИ и блоги во время украинского Майдана-2004, кто сейчас общается с украинскими друзьями или родственниками, может легко заметить несколько чрезвычайно специфических признаков, особенностей эпидемии и поведения заражённых, резко отличающих ментальное поле мозговой эпидемии от других тем, занимающих общество, например, бурных обсуждений Олимпиады, Чемпионата мира по футболу, Челябинского метеорита и т.п. Это следующие признаки:

Крайнее возбуждение субъектов общения. Многие замечали высокую ментальную температуру заражённых: близкий родственник с Украины вдруг звонит только для того, чтобы прокричать, как он ненавидит вас всех, москалей и бросить трубку; в 1989-1990 годах на Пушкинской площади в Москве жертвы эпидемии «гласности» часами стояли на жаре, на морозе, под дождём и ожесточённо пересказывали другу другу только что прочитанное в газетах. Верховный совет СССР в 1990 и Государственная Рада Украины в 2014, выглядящие, как сумасшедший дом. Возбуждение это какое-то чрезмерное, неестественное, болезненное.

Очень быстрое «перерождение» в зомби. Изменения в личности происходят как-то очень быстро, и они – разительные. Казалось бы, ещё вчера (и всегда был!) – нормальный человек, и внезапно – ожесточённый, ничего не слышащий зомби, циклически повторяющий заученные формулы. Перерождение не только быстрое, но и полное: мозг оказывается захвачен полностью.

Очень быстрое распространение. Внезапно, в одночасье, все – и те, кого мы давно знаем, и на кого ни за что бы не подумали – становятся единой колеблющейся и волнующейся массой практически неразличимых зомби, желающих съесть ваш мозг.

Управляемая активность. Заражённые ментальным вирусом получают от него инструкции и начинают энергично действовать: писать, распространять, митинговать, не рефлексировать. Как миллионы компьютеров, заражённых и управляемых ботнетом, они готовы репостить, атаковать, рассылать, идти на митинг, собирать деньги.

В принципе, мозг человека вроде бы не предназначен для того, чтобы одна идея завладевала им полностью; человек характерен именно неустойчивостью желаний, идеи, мыслей. Мысли обычно бегут через мозг, колеблются, как рябь на поверхности пруда. Часто удержать мысль или настроение – трудно, требует усилий. Да, сильные эмоции и состояния – творчество, любовь, ненависть, страх, голод и похоть могут иногда захватывать ум человека полностью, но вообще полное и продолжительное «одержание» какой-то идеей, какой-то информационной структурой необычно и подозрительно – особенно, если она пришла извне. Как отличить вирус от просто мыслей и настроений?

Ментальная флора и фауна

На самом деле, в уме человека встречается, живёт, развивается, размножается огромный зоопарк разных самостоятельных, по-разному оформленных информационных явлений, часто внешнего происхождения. Анекдоты, мода, байки, слухи, так называемые мемы, навязчивые идеи, поговорки, цитаты из кинофильмов, интернет-мемы (сакраментальный «Превед», если кто ещё помнит), рецепты блюд или получения «кубиков на животе», вирусные рекламные клипы, популярные ролики с Ютьюба, привязчивые мотивы и песенки. Эта флора часто размножается, требует распространения – как мода, анекдоты или слухи, от неё трудно часто избавиться, как от грибка на ногах или прыщей; с частью такой флоры мы научились жить, как с любимыми мелодиями, привычками или идеями. Ментальная флора очень разнообразная и многочисленная, её классификация – не тема этой статьи. Нас тут в первую очередь интересуют такие информационные структуры, которые специально созданы и внедрены в мозг извне с целью управления – профессиональными создателями вирусов.

Ментальные вирусы были всегда, значительно раньше компьютерных вирусов. Например, шекспировский герой Отелло столкнулся с крайне токсическим ментальным вирусом подозрения в измене, умело посеянным в его уме, что привело к совершенно не виртуальным последствиям. Голландский трюк с тюльпанами, когда всю Европу заставили возбудиться на пустом месте и переплачивать за луковицы в тысячи раз – это тоже ментальный вирус. Все мы помним наши перестроечные ментальные вирусы «разоблачений» (60 000 000 расстрелянных в Гулаге, одна винтовка на троих, заградотряды пулемётами гонят штрафбаты на миллионы изнасилованных немок). В цифровую эпоху мы ежедневно сталкиваемся с ментальными вирусами и попытками внедриться к нам в мозг в их фактической, реальной, почти физической форме – например, в электронной почте. Скажем, нигерийское письмо 419 – ну, вы знаете, «я вдова генерала Мбумбо, расстрелянного за коррупцию, я бухгалтер Ходорковского, я индийский предприниматель, который хочет вложить деньги в вашу экономику, в общем, помогите тайно обналичить 20 миллионов за комиссию в 20%» – является тщательно разработанным мошенниками мозговым вирусом со всеми его признаками (кроме, пожалуй, инструкций по дальнейшему распространению).

Ещё один известный вид почтовых вирусов – цепочечные письма «передай дальше», это страшилки, предложения богатства, разоблачения (это письмо обошло мир 37 раз, перешли письмо семь раз; Алла Пугачёва переслала 30 писем и на следующий день получила сто тысяч долларов; один человек переслал и было ему Щастье; женщин Востока унижают, расскажем об этом всем; один бизнесмен поехал в чужой город на переговоры, потом его подпоили на вечеринке и вырезали почку; будьте осторожны, распространяется страшный вирус, сообщите в офисе, вот вам антивирус от Микрософта и т.п.). В почте это вызывает веерную пересылку, в соцсетях сейчас это «максимальный перепост», «нажми лайк, если согласен» и т.п.

Дадим неформальное, рабочее определение мозгового вируса:

Назовём ментальным вирусом упорядоченную информационную структуру, созданную искусственно, с целью захвата власти над умами, способную при передаче в виде информационного сообщения того или иного формата (новость, книга, статья, письмо, ролик, фильм, песня, пр.) захватывать внимание неподготовленного субъекта, превращаться для него в навязчивую идею, подчинять себе мышление, структурировать его и делать субъекта восприимчивым к внешнему управлению. Указанные свойства: искусственность, наличие цели, специальная структура, подчинение и управление – очень важны.

Все мы легко можем вспомнить известные примеры ментальных вирусов: например, мода («в этом сезоне все носят полоски и платформы»), крик «Пожар!» в заполненном кинотеатре (по сути, простейший и крайне эффективный ментальный вирус с мгновенным эффектом); дурацкая процедура соления, лизания и запивания при употреблении текилы (тоже очень успешный ментальный вирус, запущенный для поднятия продаж невкусной и вредной кактусовой самогонки), и так далее. Бывают вирусы маленькие, недорогие в изготовлении (статьи в глянцевом или деловом журнале «Семь способов…», «Девять причин…») и большие, чрезвычайно проработанные (книги, теории, идеологии, революции). Книги Аллана Карра «Как бросить курить», руководства по похуданию, альтернативные методики здоровья (лечебное голодание, раздельное питание, уринотерапия, способы домашнего лечения рака), псевдопсихология (например, фрейдизм) – это фактически частные ментальные вирусы довольно крупного формата, которые содержат практически все детали настоящего ментального вируса. Некоторые, при удаче, захватывают небольшие «рыночные сегменты», как уринотерапия, а некоторые – целые континенты и эпохи, как фрейдизм.

Каждый, кто читал руководства по похуданию (от Монтиньяка или Дюкана), улучшению зрения, модные журналы, книги по отказу от курения, а также бесчисленные бизнес-руководства «Как заработать миллион» или «Гений маркетинга», мог заметить их общие свойства:

  • обильные обещания и психологические крючки в начале;
  • утомительные несколько первых глав состоят только из настойчивой рекламы метода и его удивительных результатов, случаев как «один человек применил метод и было ему счастье»,
  • на всю книгу там всего одна мысль, растолкованная и пережёванная на протяжении 300 страниц,
  • постоянные утомительные повторения этой мысли,
  • постоянные призывы к действию, особенно ближе к концу.

Эта довольно чёткая структура и отличает специально созданный ментальный вирус от простой флоры, эпизодически живущей в мозгу. Анекдоты, слухи, привязчивые мотивчики, хоть и являются по сути ментальным заражением, но до настоящих ментальных вирусов не дотягивают: у них не хватает многих составных частей настоящего вируса. Это скорее – грибки и бактерии. Всегда ли сработает ментальный вирус, полезно или вредно его действие (скажем, многие таки бросают курить по Карру и худеют по Дюкану), мы сейчас разбирать не будем – нас интересует его функциональная структура...

Скачать архивированный файл всей статьи (47К)

Почитать другие статьи из раздела «Демократические войны»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам