Александр Тимофеев
Теория заговора или как Ротшильды и Рокфеллеры Россию делили
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Как известно, современным миром управляет капитал. Увы, это реальная картина вчерашнего, сегодняшнего, да, пожалуй, и завтрашнего дня. Так уж сложилось, что до тех пор, пока существуют деньги, люди (в подавляющем своём большинстве, за исключением отдельных праведников и сумасшедших) будут стремиться к обладанию ими. И у одних в силу различных причин, это будет получаться успешнее, чем у других – таков закон жизни. Столь же очевидно, что обладатели крупных состояний будут стремиться их, как минимум, сохранить, а ещё учше – приумножить. И для достижения этой цели нужна власть, позволяющая максимально эффективно решить поставленные задачи. То есть, реальной властью обладают те, кто обладает реальными финансовыми ресурсами.

Именно эти люди (вернее, эти группы) реально управляют мировой экономикой и политикой. Учитывая, что количество доступных капиталов не безгранично, между этими группами существует жёсткая конкуренция за сферы влияния и доступ к источникам богатства. Но при всём том, все участники такой конкурентной борьбы заинтересованы в чётких правилах глобальной игры и вынуждены договариваться во избежание бессмысленных потерь. Думаю, мало кто сможет возразить против данных утверждений. А ведь они, по своей сути, являются кратким изложением так называемой «теории заговора», при упоминании о которой у многих на лице появляется снисходительная усмешка: «да-да, как же, слышали – глобальный заговор, тайное мировое правительство, «синдикат», «комитет 300», Бильдербергский клуб и прочая белиберда». Так уж случилось, что рассуждения о «теории заговора» многие воспринимают как параноидальный бред, не удосужившись, однако, при этом хотя бы попытаться задуматься о том, нет ли во всём этом бреде рационального зерна. Именно поэтому и появилась данная статья – как попытка самостоятельно, собственным взглядом, посмотреть на «теорию заговора» применительно к нашей стране.

Начать, пожалуй, стоит с определения, данного Джорджем Энтиным, почётным профессором Пенсильванского университета, в книге «Теории заговоров и конспиративистский менталитет»: «Заговор – это противозаконные действия небольшой, работающей в тайне группы людей, вознамерившихся осуществить поворот в развитии исторических событий, например, свергнуть правительство. Теория же заговора – это попытка объяснить событие, или ряд событий, как результат заговора».

Достаточно понятное определение, в котором есть лишь одно «но»: почему действия заговорщиков обязательно должны быть противозаконными? Можно просто добиться принятия законов, обеспечивающих, в конечном итоге, достижение нужной цели. И тогда мы просто получим рядовую ситуацию, при которой группа влиятельных лиц ставит перед собой определённую неафишируемую цель и добивается, задействуя все имеющиеся в распоряжении средства. Такие ситуации есть сплошь и рядом, даже на низовом уровне. Ведь никто не удивляется, что какая-нибудь крупная финансово-промышленная группа продвигает в депутаты Государственной думы или губернаторы своего человека, задействуя для этого все имеющиеся возможности. И иногда получается даже так, что во власть продвигаются лица, непосредственно связанные с криминалом. То же самое происходит и в других странах – крупные компании финансируют избирательные кампании кандидатов в сенаторы, губернаторы и президенты, и никто даже не задумывается, что это всего лишь частный случай проявления «теории заговора» в действии.

И точно так же все вполне воспринимают как должное, когда президент или премьер-министр страны в ходе зарубежного визита лоббирует интересы крупной национальной корпорации – считается, что этим самым лидеры стран просто продвигают интересы государства. Как тут не вспомнить крылатую фразу «Что хорошо для Боинга, то хорошо и для Америки». И вряд ли кто-то удивится утверждению, что экономика его страны контролируется узкой группой лиц (вернее, несколькими группами), ведь данное утверждение верно даже для тоталитарных режимов. В условиях же интернационализации бизнеса, которая сейчас входит в этап глобализации, интересы промышленно-финансовых групп разных стран пересекаются, а сами эти группы сливаются друг с другом или поглощаются более сильными и опытными. А вот этих самых сильных и опытных на мировой арене совсем немного. К их числу относятся группы, исторически создавшие мощные позиции в мировой экономике и их имена общеизвестны. Прежде всего, это Ротшильды и Рокфеллеры, поскольку подавляющее большинство других групп связаны с этими двумя кланами и либо зависят от них (выступая в качестве агентов), либо полностью им подконтрольны – Морганы, Меллоны, Куны, Лоебы, Варбурги и т.д.

Нет смысла вдаваться в историю этих двух кланов (хотя она настолько увлекательна, что её экранизация может затмить все доселе снятые мировые киношедевры) – любой желающий запросто найдёт её в Интернете. Поговорить хотелось бы, в первую очередь, о матушке-России и, разумеется, отталкиваясь от исторических фактов. История отношений между Россией и Ротшильдами началась ещё в конце XVIII века. Русская императрица Екатерина II отказала английскому королю Георгу III в посылке карательного экспедиционного корпуса (20 тыс. казаков) на подавление восстания в колониях. На эту просьбу откликнулся принц Вильгельм I Саксонский, который за £8 млн., выплаченных казначейскими бумагами, предоставил наёмников. Его управляющий А.М. Ротшильд принял бумаги со скидкой, которую и присвоил. Так начинался взлёт семейства Ротшильдов к вершинам финансовой власти. А.М. Ротшильд участвовал и в финансировании подготовки французской революции. Сын Екатерины II, император Павел I 28 ноября 1798 года принял звание «великого магистра державного ордена святого Иоанна Иерусалимского». Наполеон Бонапарт в 1801 году начал переговоры с Павлом об изъятии совместными усилиями «жемчужины английской короны» – Индии. 18 января 1801 года атаману Войска Донского Василию Петровичу Орлову был отправлен секретный приказ: 30 тысячам казаков с артиллерией двинуться через Казахстан на Индус.

Сторонники Англии – военный губернатор Санкт-Петербурга Пален и граф Панин – организовали переворот в пользу Александра I. Россию втянули в войну с Наполеоном на территории Европы: первая война 1805 года – поражение русско-австрийских войск при Аустерлице; вторая война 1807 года – поражение русской армии в Восточной Пруссии. В 1807-1812 годах Россия уже в союзе с Наполеоном осуществляет континентальную блокаду Англии в морских войнах. Однако в Англию Наполеон не пошёл – все закончилось для России войной 1812 года и взятием французами Москвы. (Автор почему-то умалчивает о том, что после этого русские войска вошли во Францию и взяли Париж. – Д.Б.). Наполеоновские войны послужили прекрасным механизмом для производства денег международными банкирами. Семья Ротшильдов извлекла немалые выгоды из создания банковской сети (Лондон – Париж – Франкфурт-на-Майне – Вена – Неаполь), покрывшей большую часть Европы, а также системы обмена информацией. К окончанию эпохи наполеоновских войн только французская ветвь семейства стоила 600 млн. франков и на 150 млн. превышала капитал всех остальных банков Франции. Натан Ротшильд привёл Банк Англии (который ещё с 1694 года был частным банком) под семейный контроль – банк стал главным агентом их последующей международной экспансии.

Сражение при Ватерлоо позволило устранить чрезвычайную угрозу для дальнейшей деятельности международных банкиров. Дело в том, что император Наполеон в конце осознал, что он, французский народ и французская армия выступили расходной пешкой по обеспечению финансового могущества семьи Ротшильдов. Ему принадлежат такие слова: «Деньги не имеют родины; финансисты не имеют ни патриотизма, ни честности; их единственная цель – нажива». Он попытался ввести свою «континентальную систему»: денежная политика направлялась на развитие сельского хозяйства и промышленности. Он стремился к тому, чтобы внешняя торговля не управляла государством. И закончил ссылкой на безлюдный остров. (Есть хорошо обоснованное мнение, что фигура Наполеона – выдумана для сокрытия того, что произошло на самом деле. Подробнее об этом см. статью «Наполеон – это тоже выдумка?». – Д.Б.).

В 1816 году Англия демонетизировала серебро и приняла золотой стандарт. К этому времени Ротшильды контролировали значительную часть золотых запасов и фиксировали его цену. Цена на слитки устанавливалась два раза в день на Лондонской золотой бирже пятью ведущими дилерами. Они просто договаривались (естественная суть конкуренции цен) о цене, по которой готовы были торговать золотом в этот день. Поэтому принятие какой-либо страной золотого стандарта означало, что их денежная системы оказывалась под контролем Банка Англии (Ротшильдов), т.е. попросту зависима от лондонских посредников по продаже слитков. В 1839-1843 годах министр финансов России Е.Ф. Канкрин подготовил денежную реформу по установлению твёрдого курса ассигнаций по отношению к серебряному рублю. Для подготовки реформы он ускорил накопление запасов серебра, ввёл режим экономии расходов и только военные расходы сократил вдвое, привлёк средства населения за счёт выигрышных билетов казначейства и облигаций. В 1843 году вместо ассигнаций стали выпускаться новые бумажные деньги – кредитные рубли, которые свободно обменивались на серебряные в соотношении 1:1. Рубль стал устойчивой денежной единицей. Такого Банк Англии допустить не мог.

Десант с англо-французской эскадры овладел русской крепостью Бомардзунд (Балтийское море) 16 августа 1854 года. В августе того же года англо-французский десант высадился в Петропавловске-на-Камчатке. Турецко-франко-английский 60-тысячный десант в сентябре того же года высадился в Евпатории в Крыму – началась длительная оборона Севастополя. Войной России стали угрожать Австрия и Швеция. В условиях угрозы ещё и японской агрессии, Россия была вынуждена подписать 7 февраля 1855 года русско-японский договор о разделе Курильских островов и совместном владении островом Сахалин.

Огромный послевоенный дефицит бюджета привёл к отмене крепостного права в 1861 году – государство выкупило земли у помещиков ценными бумагами. Крестьяне стали должниками государства, были объединены в общины и возвращали под коллективную ответственность долг собственному государству «живыми» деньгами с рассрочкой в 49 лет и уплатой 6% годовых. В 1862-1863 гг. министр финансов М.Х. Рейтерн осуществил попытку стабилизировать денежную систему России дополнительным золотым обеспечением по твёрдому курсу. Для этой реформы Россией был получен крупный внешний займ, предоставленный, разумеется, английскими Ротшильдами, и в 1864 году в нашей стране появился первый коммерческий кредитный банк. Но через несколько лет бюджетный дефицит только увеличился. Для покрытия долга перед Ротшильдами в 1867 году было принято решение продать Аляску Соединённым Штатам Америки за $7,3 млн. (правда, деньги до сих пор не получены – корабль, на котором они якобы перевозились из США, затонул, не дойдя до Санкт-Петербурга). В конце концов, Россия отказалась от золотого обеспечения...

Скачать архивированный файл всей статьи (44К)

Почитать другие статьи из раздела «Владельцы мира»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам