Элина Марзоева, Сослан Кокоев
Письмо европейскому другу или Похищение Европы
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Со времён распада СССР прошло больше двадцати лет. Годы, которые не изменили оценку, отношение Запада к русским, зато изменили отношение русских к Западу, причём, кардинально. От восхищения и желания учиться до безразличия и жалости. Они, как и тогда, называют нас «империей зла», фашистами, тоталитаристами и коммунистами. И вообще, считают русских народом не первого сорта. И мы так верили им, что и вправду начали в себе сомневаться, начали сами себя называть по-всякому. Люди Западной цивилизации, не имея, по сути, ни малейшего представления о реальной России и россиянах, занимают одну и ту же позицию и говорят одни и те же слова-штампы, сопровождая их презрительным замечанием о том, что мы не умеем и так и не научились жить. Однако, мы научились жить. Более того, у нас есть друзья по всему миру – от ведущих мировых игроков в Азии, до непримиримых борцов с западной чумой на Востоке. Это целые империи, целые народы, мужественно гибнущие от рук западных поработителей. И мы раз за разом становимся на сторону тех, кто уничтожаем Западом. И этот же Запад, белый Запад, стал воплощением смертельной угрозы для России. И всё это было бы чудовищно несправедливо и обидно, потому что, Запад родной по крови наших общих прапрадедов, одной с нами расы и вроде веры. Но это дела геополитические. И то, как стремительно они развиваются, мы с вами видим сегодня.

Однако, вряд ли мы можем себе позволить утверждать, что не нуждаемся в Западе, даже имея сильнейших партнёров в мире, с которыми можно будет выстраивать и деловые отношения и новый центр мировой безопасности, потому что, под угрозой западной дикой агрессии находится весь мир. Мы нуждаемся в Западе, а он ещё больше нуждается в нас. Потому что спасти его некому. Надо признать, Запад – это тоже мы. Только другие мы. Спящий, родной, кровный брат, фактически. В своих определениях об этом известный юго-осетинский публицист Сослан Кокоев более категоричен. Он считает, что Запад уже безнадёжно болен. В своём открытом письме к бывшей соотечественнице, журналисту и блоггеру Марии Плион, эмигрировавшей в Германию, Сослан Кокоев постарался объяснить «европейскому другу», что в России, пройдя через все уроки, данные, в том числе, нам и Западом – нашествие Наполеона, Мировые войны, революции, марксизм, фашизм, перестройка Горбачёва и Ельцина по плану Бжезинского, и так далее, очень многому научились, а главное – перестали бояться и ненавидеть. Исчез страх, и на всё это выработался стойкий иммунитет. Это главный результат нашей страны.

Элина Марзоева

Письмо европейскому другу или Похищение Европы

Мария, приветствую тебя, красавица, и от чистого сердца заверяю в своём истинно дружеском расположении. Извини, что не смог до сих пор лично выразить тебе благодарность за то доброе, бескорыстное участие, которое было проявлено тобой в недавнем прошлом, когда дела мои заметно пошатнулись, а от многочисленных свор, назойливо вьющихся под ногами, не осталось и следа. Поверь, я принадлежу к той категории людей, которые могут помнить не только плохое (это легко), но и хорошее, и буду считать за честь для себя, отплатить тебе когда-нибудь той же монетой – разумеется, в иных, нежели мои, обстоятельствах. Поводом к этому небольшому письму стала та смешная пикировка, которая произошла между тобой и Элиной на страницах твоего блога, и где ты упорно обращалась к своей собеседнице не как к Элине Марзоевой, а исключительно как ко мне, пытаясь доказать ей, что она оказывается совсем не она, а шкодничающий и проводящий антизападную пропаганду на твоём священном либеральном блоге Сослан Кокоев.

Рискуя огорошить тебя, я всё же, вначале, хочу сделать тебе следующее признание – никакого непосредственного отношения к Интернету я никогда не имел, не имею и иметь даже в далёкой перспективе не хочу. Работаю я (как поборник вселенского тоталитаризма и ярый домостроевец), исключительно дедовским способом, то бишь посредством бумаги и ручки, ибо свои сокровенные мысли я могу доверять лишь им, а не всяким новомодным техническим средствам, где постоянно рыщут ваши Сноуден и Ко (кстати, теперь уже наши), выискивающая на потеху всей доброй мировой публике, идеи, враждебные насаждаемому западом неолиберализму. Тому неолиберализму, который под одуряющие лозунги для простаков, верно и стремительно перерос на наших глазах в ничем не прикрытый неофашизм.

О Фэйсбуке я, конечно, слышал (обЧаюсь, так сказать, с продвинутыми людьми), но что это такое и с чем это едят, не имею ни малейшего представления. А из всех БУКОВ, хочу заметить, проявляю интерес лишь к тем, которые сделаны из бумаги, желательно в твёрдых переплётах и написаны во времена, когда массовое сознание пытались воспитывать и возвышать, а не разрушать и загаживать, как это происходит сегодня. Так же хочу заверить тебя, что на ресурсе, принадлежащем мне, нет никаких секретов и ничто под вымышленными именами не делается. Не делается по одной простой причине – когда делаешь Добро, чист перед своими братьями и своим государством, скрывать своё имя нет никакой надобности. Это удел ублюдков, трусливо продавших уже всё и вся, что их вскормило. Я хорошо отношусь к тебе, и именно поэтому прошу не использовать подобные несостоятельные «уазданизмы» хотя бы в общении с нами.

Теперь то, что касается сути… Насколько мне помнится, фраза Элины, которая тебя так сильно возмутила, звучала следующим образом: «Ангела Меркель и ЕС доживают свои последние дни. Привет из Парижа…». Казалось бы, безобидная фраза ни о чём, но, сколько в ней глубокой правды, сколько точного смысла, и какая неотвратимость краха таится в ней для всех реальных хозяев нынешнего агонизирующего западного мира. Я понимаю мотивы, так раздражившие тебя, однако поменять сути происходящего чья-либо злость, увы, или к счастью, уже не может. Если быть кратким, можно просто сказать: Юпитер, ты злишься, значит, ты не прав. Однако, я, не вдаваясь, конечно, во множество подробностей, попытаюсь коротко обозначить лично своё видение данной проблемы. Тем более, что ты мне приписываешь суждения, хоть и близкого мне человека, но однозначно, не мои.

Итак, Европа… Что я могу о ней сказать?

На самом деле, было бы смешно обвинять меня в антиевропеизме, если рассматривать Европу традиционную, исторически складывающуюся многими веками, подвижничеством многих же великих народов, равно, как и множество великих европейских личностей, отождествляющихся в разные времена с европейской цивилизацией. Меня, человека, который с самого детства впитывал лучшие образцы европейской культуры, под знаком которых происходило моё становление, как личности, трудно обвинить в антиевропеизме. Я хорошо помню генезис собственного мировоззрения, Мария, многие знаковые вехи которого, имеют исключительно европейское происхождение. В отличие от большинства современных детей, нервно кликающих клавиатуру своих компьютеров, я с самого детства любил много читать, и именно чтение, наравне с общим воспитанием, которое мне давали в семье и на улицах моего благородного Цхинвала тех лет, сформировало из меня того, кем я и являюсь по сегодняшний день.

Я был в третьем классе, когда самостоятельно прочёл первую большую книгу, по настоящему поразившую меня удивительно прожитой жизнью героя, и написана она была англичанином Даниелем Дефо… Я хорошо помню, как моё воображение будоражило и однозначно пробуждало во мне ростки благородства, грандиозная рыцариада другого великого англичанина Вальтера Скотта, сумевшего отразить тот высокий дух, под знаком которого происходило культуро-нравственное возвышение средневековой Европы… Уже к шестому-седьмому классу я прочитал всю французскую классику – Гюго и Стендаля, Жорж Санд и Мопассана, Бальзака и Данте, в чью «Божественную комедию» я был просто не по-детски влюблён и знал её персонажей настолько глубоко и близко, будто это мои родственники или соседи с близлежащих улиц. Моё подростковое воображение впитывало тогда ни что иное, как сам дух культурно просвещённой Франции… Ещё позже, классу к девятому, когда мои интересы стали более осознанными, а вопросы, на которые я хотел получить ответы, более глубокими, я увлёкся немецкой философией, и скурпулёзно, порой не до конца понимая всей сути, исследовал работы таких великих немцев, как Кант, Гегель, Шопенгауэр и Фихтэ, Ницше, которым я был буквально «болен» и который, без сомнения, произвёл в моём мировоззрении изменения, подобные самым сильным тектоническим сдвигам.

Да, всё это было, и всё это осталось при мне, Мария, но к великому сожалению, всему этому не соответствует сама Европа.

Европу обокрали, её лишили собственного великого наследия, подменив былую благородную аристократическую суть на дешёвый суррогат из нескольких примитивных идей, живо отвечающих самым низменным, убогим потребностям правящего деградантского меньшинства, и десяти-пятнадцати процентов выродившегося национального субстрата, с помощью которого, кстати, этот маразм и насаждается, как единственно правильный ориентир для новой объединённой Европы. Надо понимать, Мария, что основные и самые судьбоносные проблемы Европы, начались с тех пор, как они, поправ все мыслимые законы, тысячелетиями складывающиеся в мировом социуме, решили уничтожить естественно сложившиеся за долгие годы культурно-политическую преемственность элиты, и заменили их на нуворишей, денежных мешков, кои ни к культуре, ни к политике все эти века отношения не имели. Единственно, чем была занята эта убогая публика всё это время, это тайным накопительством, которое осуществлялось отнюдь не честными, принятыми в порядочном обществе способами.

Дойдя до определённой степени своего ущербного могущества, и выбрав благоприятный момент, характеризующийся кризисом в среде существующих элит, это жалкое сообщество бросило на разрушение сложившегося мирового порядка все накопленные в вековых унижениях силы и сломало, как им показалось, становой хребет существующей системы, которая всегда отторгала как методы ведения их дел, так и все основные принципы, лежащие в основе их рабского, по сути дела, мировоззрения. Говоря проще, у власти оказались «булгахтеры», которые ни к культуре, ни к науке, ни к искусству, ни к политике в самом широком смысле этого понятия, отношения не имели. Равно как не имели они отношения ни к нравственности и морали, ибо на протяжении всего своего долгого и мучительного генезиса, были заняты лишь выживанием на самом дне мироздания. Что немаловажно, выживание это чаще всего было сопряжено с массой унижений, так как средства, доступные им для своего так называемого усиления, в благородном обществе во все века считались кощунственными.

Не надо быть дельфийским оракулом, чтобы представить какие колоссальные объёмы затаённой злобы и ненависти это сообщество обрушило на весь оказавшийся у них под контролем социум, и на какой плачевной психологически ущербной идеологии они построили ветхое здание, в котором до сих пор ядовито бурлят их осмеянные в истории вековые амбиции. Именно вышеприведёнными причинами и объясняется тот маразм, который царит в Западном мире и который всеми средствами пытаются навязать всему остальному благородному человечеству, не приемлющему подобного аж на генетическом уровне. Именно этими причинами можно объяснить стратегическую тенденцию к массовому и целенаправленному оболваниванию народов, ибо только опустив цивилизацию до собственного уровня и ниже, можно сохранить над ней возможность дальнейшего контроля…

Скачать архивированный файл всей статьи (39К)

Почитать другие статьи из раздела «Демократия»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам