Ольга Четверикова
«Великий Израиль» как религиозно-финансовый проект для всего человечества
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Реальная цель процесса ближневосточного «урегулирования» – не решение проблемы палестинской государственности, а поддержание постоянной напряжённости, являющейся одним из главных механизмов управления политической ситуацией в регионе. В современных же условиях рассмотрение палестинского вопроса в ООН становится механизмом для радикального раскручивания ситуации. В связи с геополитической перестройкой Арабского Востока значение Израиля, как постоянного «раздражителя» и катализатора исламского экстремизма, являющегося в руках западных элит главным инструментом перестройки арабского мира, резко возросло. В результате так называемых «арабских революций», западные финансовые круги приводят к власти абсолютно послушных и зависимых от них политиков, открыто проводящих прозападный курс.

При данных обстоятельствах активная критика Израиля и разжигание антиизраильских настроений становятся своего рода фактором легитимации «новых элит» в глазах широких слоёв арабского населения, призванным отвести на задний план факт их открытого сотрудничества с «преступным» американским режимом. В свою очередь, ужесточение позиции со стороны исламских государств в отношении Израиля, как и демонстрация враждебности лишь способствуют внутренней консолидации израильского общества и укреплению влияния правого лагеря, занимающего непримиримые позиции в вопросе о территориях, находящихся под контролем израильских властей. Вместе с тем, исламизм способствует и усилению религиозных начал в израильском обществе, что носит принципиальный характер. Дело в том, что государство Израиль создавалось как политический проект, при котором религиозный фактор играл важную, но не определяющую роль.

Однако сегодня в условиях всеобщей перестройки мирового управления и демонтажа национального суверенитета, при которых международное право становится главным препятствием на пути реализации глобальных стратегических проектов, религия превращается в фундаментальную опору, оправдывающую само существование Израиля. Но религиозный проект Израиля несовместим с тем политическим светским проектом, который лежал в основе его формирования, и именно это заставило многих исследователей говорить сегодня о «кризисе» или «смерти» сионизма. Однако речь идёт не об умирании сионизма, а об отказе от уже изжившей себя одной из его ипостасей и переходе к реализации его истинных замыслов, ради которых он и создавался. В период формирования сионизма, как идеологии и движения, главной целью его провозглашалось создание еврейского государства. Однако изначально сионизм отличался своей многоликостью и неоднородностью, в нём выделялись различные течения, которые так и остались самостоятельными идейными направлениями. Главными среди них были религиозный, практический и политический сионизм.

Религиозный сионизм, сформировавшийся раньше других, ещё в середине ХIХ в., пытался вписать требование создания государства в учение ортодоксального иудаизма, связывающее возвращение иудеев на древнюю родину исключительно с приходом Мошиаха. Он исходил из идеи о том, что приход Мошиаха состоит из двух стадий – естественной и чудесной. Первая стадия понималась как самостоятельное возвращение евреев в Палестину (Сион) для возрождения населения Израиля и восстановления страны во всех аспектах её жизни, что таким образом должно было приблизить вторую стадию – приход Мошиаха, который уже завершит избавление. Государство Израиль рассматривалось, таким образом, лишь как начало реализации миссии еврейского народа.

Практический сионизм, возникший в 80-х гг. ХIХ в., сосредоточился на идее переселения евреев в Палестину для обеспечения «возвращения к своим корням», которое начало активно осуществляться выходцами из Восточной Европы в конце ХIХ- начале ХХ в. и носило смешанный религиозно-нерелигиозный характер. И, наконец, в 1897 г. формируется известный всем политический сионизм, основоположником которого стал Теодор Герцль, поставивший целью создать безопасное «правоохраняемое убежище» для евреев, которое было бы признано международным правом. Он добился оформления сионизма, как европейского политического движения, поскольку только в такой форме его мог принять западный мир. При этом создание государства рассматривалось Герцлем не как самоцель, а лишь как средство решения еврейского вопроса, в то время как остальное было вторично[3].

Однако главный замысел сионизма выходил далеко за пределы декларируемых целей. Его выразил главный противник Герцля, глава «духовного» или «тайного» сионизма Ахад-Гаам (А.Гинцберг), выходец из хасидской семьи и выразитель взглядов секты Хабад, с которой он был связан через свою жену – внучку хабадского раввина Менахема Мендела. Ахад-Гаам утверждал: «Евреям необходимо государство не для того, чтобы сконцентрировать там всех евреев, а только лишь для того, чтобы укрепить единство духа и целей. Из этого центра дух иудаизма распространится по всей огромной периферии…»

Заимствовав ницшеанскую идею «сверхчеловека» и связав её с иудейской догмой о богоизбранности евреев, Ахад-Гаам превратил её в идею «сверхнации». Он писал: «Если мы согласимся с тем, что сверхчеловек есть цель всех вещей, то мы должны согласиться с тем, что необходимой предпосылкой для достижения этой цели является сверхнация. То есть, должна быть одна такая нация, лучше других приспособленная по своим внутренним характеристикам к моральному развитию и устройству всей своей жизни в соответствии с моральным законом, который стоит выше морали обычного типа». Такой сверхнацией и должна была стать «экстерриториальная всемирная еврейская духовная нация», а «страна Израиль должна охватить все страны земли, для того, чтобы исправить мир Царствием Божиим»[4].

По сути, речь шла о трансформации всего мира в «государство для евреев», в котором Израиль станет духовным центром и которое обеспечит иудейской верхушке мировое господство.

Созданное в 1948 г. государство Израиль стало плодом совместной деятельности сионистского движения, поддерживающих его еврейских финансовых кругов (Ротшильдов, Лимэнов, братьев Лазар, Дрейфусов, Спенсеров, Кунов, Лебов, Голдманов, Саксов, Оппенгеймеров и др.) и связанных с ними западных политиков (Советский Союз выступил за создание нового государства в силу того, что рассматривал его, как будущий оплот своего влияния в этом регионе, однако события пошли по иному пути). Изначально Израиль играл двойственную роль. С одной стороны, он мыслился как идейный и организационный центр еврейского мира, но с другой стороны, будучи создан в условиях острого противоборства сверхдержав, он превратился в важный инструмент внешней политики США, использовавших его в своих стратегических интересах. В итоге, он стал в значительной степени реализацией идей политического сионизма, то есть политическим проектом, действенность которого сохранялась, пока продолжалась борьба двух систем, при которой он укреплял свои позиции, как необходимое орудие антикоммунизма, работавшее на подрыв СССР. Эта особая идейно-политическая роль Израиля вышла тогда на первый план, оставляя в тени его религиозную и духовную миссию.

В первые десятилетия существования государства «единство духа и целей» еврейского народа воплощали сионисты-социалисты, нерелигиозные деятели, выходцы из Восточной Европы, которые усилиями практического сионизма заняли в стране ведущее положение. Сконцентрировавшись на задачах национально-государственного единения, они реализовали программу «социалистического еврейского государства» (государственная экономика, кибуцы, профсоюзы и т.д.), создав институты, сохранявшие свою гегемонию вплоть до конца 70-х гг. и оставившие глубокий след во всех сферах общества. В это время утвердилась соответствующая риторика – «этатизм», «социализм», «национализм», за которыми скрывался процесс формирования крупного израильского капитала, который и утвердился в политической сфере в 1977 г. с приходом к власти правых сил, выступавших за возвращение евреев к «настоящей еврейской жизни». Но и тогда светский национализм оставался доминирующей силой.

Став символом сионизма, Израиль вместе с тем оставался лишь частью всемирной сионистской корпорации, возглавляемой представителями крупнейшего еврейского финансового капитала, руководствующегося своими клановыми интересами и преследующего глобальные цели. Подчинив своей воле правящие круги Израиля и превратив их в центр системы управления диаспорами, эта финансовая верхушка установила контроль над евреями – гражданами различных стран мира (в самом Израиле в 2009 г. евреи составляли 42% от общей их численности в мире). При этом «мозг» сионизма находится в США, по соседству с Федеральной резервной системой и сектой Хабад (Всемирная сионистская организация, Всемирный еврейский конгресс и др.). Поэтому, хотя Израиль и стал основным местом пребывания ряда крупных сионистских организаций и созывает на своей территории крупные сионистские съезды, все вопросы решаются теми кругами, представители которых находятся вне его территории – в Нью-Йорке, Лондоне и Париже.

Надо подчеркнуть, что и сама израильская экономика контролировалась международной сионистской корпорацией, а через её посредство – американскими, европейскими и др. ТНК. Так что международный сионизм всегда рассматривал Израиль, который придал ему особую силу, не только как своё детище, но и как свою собственность...

Скачать архивированный файл всей статьи (36К)

Почитать другие статьи из раздела «Владельцы мира»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам