Дмитрий Рогозин
У нас нет ржавых ракет. Это у американцев ракеты ржавые…
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Он, как известно, курирует военно-промышленный комплекс страны и космическую отрасль. Рогозина расспрашивали о состоянии нашей оборонки, о том, как санкции Запада, в связи с событиями на Украине, могут повлиять на неё, как идёт перевооружение Российской армии и о многом другом. Наш гость сам предложил начать беседу с космической темы.

– Во-первых, хочу всех поздравить с Днём космонавтики, который только что состоялся. Космонавтика связана и с объявленными недавно в отношении России санкциями со стороны ряда западных стран. Вот я и хочу начать разговор с наших совместных международных проектов, в том числе с нашими американскими коллегами, в области космоса. Ну, прежде всего, о Международной космической станции, для понимания степени взаимосвязанности России и ведущих стран Запада, США. Просто плохо понимаю, как технически, даже при наличии очень жёсткой политической воли, все горшки побить со стороны американцев? Как это можно вообще теоретически даже сделать? Вот смотрите. МКС на сегодняшний день – крупнейший международный проект. Это проект и России, и США, и Евросоюза, и Канады, и Японии. Всего на станции постоянно работают 6 человек, из них трое – российские космонавты. Смена экипажей проходит российскими пилотируемыми транспортными кораблями. Транспортно-техническое обеспечение МКС осуществляется российскими же грузовыми транспортными кораблями. Доставка топлива возможна только российскими кораблями. США объявили о готовности поддерживать МКС до 2024 года. Однако не одним американцам решать, до какого года МКС будет действовать. Более того, как я уже сказал, по ряду параметров станция может функционировать исключительно лишь только при доброй воле российской стороны. Хочу подчеркнуть, что американская сторона недавно заявила, что хочет прекратить всё международное космическое сотрудничество с Россией за исключением МКС. Но парадокс в том, что у нас ничего, кроме МКС-то, и нет.

– Американцы у нас закупают ещё и космические двигатели.

– Это двигатели, которые были произведены в Советском Союзе – более 100 штук по так называемой «Лунной программе», она потом была закрыта советским руководством, но двигатели остались «в масле». И вот эти двигатели с удовольствием покупаются американской стороной и, по сути дела, они единственно возможные для выведения полезных нагрузок США в интересах МКС. США традиционно являлись поставщиками для российской космической промышленности электроннокомпонентной базы, радиостойкой, способной работать в такой жёсткой хищной среде, космической среде. Сейчас практически поставки прекращены. Возникает вопрос: то есть, электроннокомпонентную базу не дадим, а двигатели давайте?

– Неужели США не могут выпустить свои космические двигатели?

– На это им потребуется, по нашим расчётам, не менее пяти лет и несколько миллиардов долларов. С учётом жёсткой экономии, которую проводит сегодня американское правительство, для них это тяжёлая, большая проблема. Более того, не факт, что эти двигатели вообще куда-то полетят. Вернусь к МКС. В целом раздельное существование американского и российского сегментов МКС возможно, но только американский существовать не может, а российский сегмент устроен так, что мы можем отдельно продолжать пилотируемый полет. Российский сегмент способен действовать самостоятельно. Это к тому, чтобы здесь тень на плетень никто не наводил по поводу того, что, мол, американская сторона здесь может как-то диктовать свои условия. Более того, хочу вам сказать, что США, несмотря на все заявленные ими санкции, поспешили подписать дополнительный контракт, дополнительно на доставку шестерых космонавтов. Сумму этого контракта я не хочу разглашать, но это сотни миллионов долларов.

– Дмитрий Олегович, даже при выполнении этой программы, как вы полагаете, в какой степени наш ОПК сможет конкурировать с нашими партнёрами на планете – американцами, в первую очередь? Вряд ли на равных, но в каком соотношении всё-таки? Геополитическая ситуация обостряется стремительными темпами, и будут появляться, конечно, новые виды вооружений, которые могут опять, как после второй мировой войны, использоваться в качестве военно-политического шантажа. Как вы полагаете, даже при выполнении вот этой программы, сможем ли мы удержаться?

– Можно торопиться им, а можно не торопиться, нам по барабану, извините, мы всё равно программу свою выполним в полном объёме.

– Насколько она будет конкурентоспособной?

– Мы имеем некие индикаторы, установленные Президентом и его указами. Это два индикатора. Первый – 2015 год – 30-процентное перевооружение современными видами вооружения и к 2020 году выйти на 70-процентное перевооружение. Это не значит, что по всем родам и видам вооружённых сил у нас будет одинаковая пропорция. Ну, скажем, по некоторым вопросам у нас будет 100-процентное перевооружение… условно говоря, стратегические ядерные силы и средства воздушной космической обороны будут перевооружены на сто процентов… То есть, у нас нет ржавых ракет – это у американцев ржавые ракеты, а у нас ракеты уже не ржавые. Причём, решающие все необходимые задачи, в том числе и возможности преодоления и подавления любой, даже перспективной системы противоракетной обороны США. Это важный тезис. И я вам отвечаю за свои слова. Второй момент – это обеспечение всем необходимым вооружением, средствами оптики, связи и т.д., десантирования – и прежде всего, это силы нашего быстрого реагирования, это воздушно-десантные войска. То есть, то, что в первую очередь вступает в контакт с противником. Это тоже к 2020 году практически будет на 100 процентов перевооружено. Думаю, что забегать вперёд не нужно, министр обороны уже у нас утвердил так называемый парадный ряд вооружений и военной техники, которая будет представлена на параде 9 мая 2015 года – вы там всё увидите. Все, что вы там увидите, мы это уже видим. Это уже лязгает гусеницами, уже ездит, уже стреляет.

То есть, мы ведём уже госиспытания всех платформ российской новой ультрасовременной бронетехники – это платформа «Армата», это унифицированная платформа с высокозащищённым экипажем. По сути дела, это 21-й век, это умная машина, которая, помните, как в фильме «Бриллиантовая рука» – и лёгким движением руки наши брюки превращаются в элегантные шорты – так и здесь. Принцип модульности использован – когда одна платформа является основой и для создания тяжёлого танка, и тяжёлой бронемашины пехоты, и инженерной машины, способной эвакуировать бронетехнику подбитую с поля боя. Вторая платформа – «Курганец» – она создана на базе «Курганмашзавода». Вот первая – «Армата» – это «Уралвагонзавода», а вторая – это «Курганмашзавода». Там предполагается тоже целая серия, построенная по модульному принципу бронемашин – это и БТР, и БМП, это гусеничный вариант. Ну и колёсный вариант то же самое – это платформа «Бумеранг», это предприятие системы «ГАЗ» – соответственно, Арзамазский завод. И всё это уже проходит испытания. И всё это должно быть показано, думаю, что в радость всему нашему народу, как раз уже на юбилейном параде, посвящённом 70-летию Победы. Это вот то, что касается бронетехники. Ещё раз хочу сказать, что это бронетехника, которая целым поколением отличается от того, что мы имеем на сегодняшний момент. Но мы поступаем рачительно – то есть, мы относимся с большим уважением и к тем лучшим изделиям советской оборонки.

Скажем, непревзойдённый по своим возможностям, по своей мощи танк «Т-72» сейчас получает второе дыхание и не только идёт глубокая его модернизация, но ещё и создана на его базе совершенно новая машина, которая является по сути выводом нашим из тяжёлого опыта городских боёв в Грозном. Я имею в виду боевую машину поддержки танков, называется «Рамка», но в мире она называется «Терминатор» – это пять операторов «терминатор-1», три оператора «терминатор-2». Вот недавно мы показывали на выставке в Нижнем Тагиле – бешеный успех на внешнем рынке и вооружённые силы сейчас раздумывают с тем, чтобы этот новый вид, по сути дела, бронетехники закупать для нужд вооружённых сил РФ.

По авиации если говорить, то мы тоже очень сильно продвинулись. Уже полным ходом идут государственные испытания нового военно-транспортного самолёта Ил-476, который более чем на 70% обновлён по сравнению со своим отцом – Ил-76. Производство развёрнуто в Ульяновске. Соответственно, истребительная авиация представлена очень высокоманёвренными прекрасными самолётами. Такими, как Су-30СМ, ваш покорный слуга имел честь пилотировать этот самолёт – скажу, что очень тяжело его свалить в штопор… у меня не получилось, я старался под руководством лётчика-испытателя… Прекрасный самолёт Су-35С, который также был показан в подмосковном небе в Жуковском. У нас уже несколько самолётов – перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации – их 5 уже самолётов изготовлено в Комсомольске-на-Амуре. Они проводят свои испытания, мы сейчас работаем над двигателем второго поколения для этого самолёта, который даёт потрясающе, уникально манёвренные и энергетические возможности. Мы хорошо знаем, что у американцев происходит – там те же самые Ф-22, Ф-35 – ну, скажем, Пакфа, когда он будет реализован.

– Мы не разоримся опять на новой гонке вооружений?

– Мы понимаем эту опасность очень глубоко и, более того, у нас есть перечень задач, перечисленных президентом России в его последнем послании Федеральному собранию, которые поставлены перед военно-промышленной комиссией, – например, к 2020 году полностью реализовать план двойных технологий. То есть, оборонка должна стать локомотивом гражданской промышленности. И так оно и есть. На каждом предприятии мы производим, в том числе за счёт того научно-технического прогресса, который мы реализуем в оборонке, гражданскую технику. Вот Комсомольск-на-Амуре собирает не только Пакфа и Су-35С, но ещё и Сухой Суперджет. Скажем, предприятие «Иркут» в Иркутской области – там производим, как говорил Хрущёв, как сосиски печём, – Су-30СМ и одновременно там развёрнуто уже несколько галерей сборочного цеха под Як-242, который вы знаете как МС-21. И с 2016 года мы уже запускаем первые самолёты. К нему готовится двигатель в Перми. На нашем прославленном предприятии – это двигатель ПД-14 с тягой в 14 тонн. То есть, у нас всё взаимосвязано. Двигатель ПД-14 будет использован и под гражданскую тематику, и под оборонную тематику. Сейчас остро стоит вопрос о создании средств связи, но очевидно совершенно, что, если мы решим эту проблему, то мы сделаем и портативные, и гражданские, и полицейские радиостанции, и многое-многое другое. То есть, у нас каждое производство тянет на себе и гражданский сегмент. И мы уверены, что за счёт оборонки мы вытянем полностью всю промышленность...

Скачать архивированный файл всей статьи (39К)

Почитать другие статьи из раздела «Что делать?»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам