Евгений Фёдоров
Русское Чудо
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Большое интервью Евгения Фёдорова порталу «Око Планеты»

Фёдоров: – Войны так и созревают: это многократно повторяемая в политике особенность, когда войны созревают путём перевода в конфликт военного характера. Иногда у нас говорят: вот нам по барабану, России, у нас есть ядерное оружие. Могу сказать, что это абсолютно неправильный подход. Например, в Первую мировую войну было оружие массового поражения. Химическое. В Первую его немножко применили, а во Вторую его не стали применять. И в современной войне вовсе не значит, что будет применено ЯО. Ну, представьте себе, какой по накалу была Вторая Мировая Война, и ни одна из сторон не применила ОМП.

ОКО: – Хиросима, Нагасаки.

– Это уже ЯО. Но не химическое, которое было у всех. А у Америки оно просто было единственное у кого. Поэтому они его и применили. Если бы оно было ещё у кого-то на тот момент, то они не стали бы его применять. То есть наличие такого оружия ничего не даёт в плане такой войны. Вот тот же Гитлер – он был у Сталинграда, у Москвы, но Сталин не применял хим. оружие, хотя оно у него было. Поэтому ЯО в той войне, которая постепенно вторгается в мир, нам ничего не даёт. Это надо понимать. Оно даёт стратегический баланс, но не фактор применения в войне.

Соответственно, это будет конфликт, в котором начнётся раскручивание механизмов, связанных с одной группой стран, потом с другой, с третьей. Развивается как революция, переходящая в систему вторжения. Кстати: исторически это тоже было всегда и везде. Во всех войнах, даже ВМВ так началась, под предлогом убийства на радиостанции. Под предлогом такого этнически-пограничного конфликта, «вот взяли и вторглись». Везде ищут повод. Здесь нашли такой. Сегодняшние поводы – они абсолютно видны и проверены за последние 15-20 лет. Началось это в масштабном плане с Югославии. Когда, собственно, бомбили самолёты НАТО, без особого предлога, и никто, как говорится, даже слова не сказал. И даже не понадобилась какая-то резолюция ООН.

Сегодня мы видим, что через ближневосточные страны, североафриканские страны, создаётся система раскручивания мировой войны. Как она создаётся? Создаётся армия вторжения, которая подчиняется американцам. Я вам напоминаю, что первая армия, которая подчинялась американцам и воевала с СССР – это была армия отряда Бен Ладена, моджахедов. Никто это совершенно не скрывает. Да, это американские отряды. Они снабжались туда лучшим оружием, снабжались деньгами и организовывались. Потом постепенно это трансформировалось в большую армию, численность которой несколько сотен тысяч человек. Видно, как эту армию постепенно воспитывают американцы. Они воспитывали её в Югославии, в Африке, в разных странах конфликта. Сегодня уже понятно, что вокруг Сирии вертится несколько сотен тысяч боевиков, подготовленных за последние 10 лет, то есть это уже профессиональные бойцы. Которых вообще-то у нас нет.

– Это ещё не говоря о частных военный компаниях, которые в США находятся.

– Которые так называемые «охранные фирмы». У которых есть даже лицензия (право) на убийство, и был скандал в немецком Парламенте, и Германия договорилась со Штатами, что они не будут убивать на территории Германии граждан Германии, по спискам.

– А до этого был ещё один скандал, в какой-то европейской стране. Так называемые «секретные тюрьмы».

– Конечно. Это тюрьмы, которые были везде. Поэтому для мира это обычная история – конкурентная борьба (Здесь автор несколько упрощает ситуацию. «Конкурентная борьба наций» – это выдумка «историков», пытающихся этим прикрыть многотысячелетнюю войну Тёмных Сил против белой расы на нашей планете. Впервые об этом открыто и подробно написал академик Николай Левашов в своей знаменитой книге «Россия в кривых зеркалах». – Ред.). И сегодняшняя ситуация не особо отличается от общемировой. Это означает, что мы ожидаем вторжения в Россию. При таком развитии ситуации, если Россия окажется первой на передовой этой борьбы или войны, будет названа Главным врагом, например, в какой-то конфигурации.

Вторжение в Россию возможно, несколько тысяч подготовленных на сегодняшний день боевиков, которые будет поддерживать какая-то из стран. Ну, например, Грузия. Которой для этого, например, передадут крылатые ракеты. Их передадут, и они с тех пор будут летать с грузинскими опознавательными знаками. И мы ожидаем, что к этому добавиться. Недаром же американцы добились у нас прямых выборов губернаторов. Это же их политическая конструкция. Они сознательно «пробивали» этот закон. Никто его не просил. Даже Болотная площадь его не просила. Если вы посмотрите митинги и резолюции… там этого не было. Как-то ни с того, ни с сего, с панталыку, срочно, пока Путина не избрали, пробивается закон. Я помню в Думе его «гнали». До инаугурации чтоб было второе чтение…

– А кто первым его озвучил?

– Появление этого закона? А он как бы всплыл ниоткуда. Предложен он был президентом Медведевым. А Президент – это всё-таки должность такая… формальная, должность высокополитическая. Обычно ему подают вопросы. То есть сложилась такая конфигурация, при которой он, я так понимаю, не мог отказаться. А у нас, если так, по честному, 99% законов как бы приходят «ниоткуда». Без ножек. Это, когда нет суверенитета у страны. Давайте вернёмся к истокам: для России это 6-я оккупация. А мелкие если брать – то 20-я…30-я (1917 года, крымскую войну и т.д.). Ну так вот, из крупных – где-то 6-я оккупация. И везде системы одинаковые: победитель навязывает свою систему управления, в том числе привозит свои законы, в той части, где он может воздействовать на всю страну. Сегодня оккупация действует на всю страну, на всю Российскую Федерацию. Из крупных оккупация такая 3-я.

– Во всех сферах жизни, причём.

– Естественно. Мы проиграли войну. Тотальную. Полностью ликвидировали своё государство. Для нас это глубокая оккупация, таких было 3, 4. То есть где-то 4-я из тотальных. А из масштабных где-то 6-я.

– Почему на нас нападают, объясните.

– Да все страны нападают. Но не всегда все страны выигрывают. Это борьба. Борьба людей, борьба наций, борьба государств. Но невозможно всё время выигрывать эту борьбу. У России есть сильная сторона, есть слабая сторона. Сильная сторона России – это национальная политика. Россия – единственная страна в мире (я не беру Китай, там своя специфика), которая умеет объединять разные этносы в единую культуру, в единый народ. Это такой специфический код построения государственности.

Допустим, в Европе такого нет. Там чётко: если ты француз – все остальные враги. Если ты немец – все остальные тоже враги. По крайней мере, слово «толерантность» это синоним слова «враг». Потому что, я толерантен – то есть, «я тебя не замечаю», но если я тебя «замечу» – я буду вынужден тебя убить. Вот так вот по-русски звучит. Это логика слова «толерантность».

В России такого нет. Россия объединяет нации. Множество наций (140 национальностей, которые населяют Россию) – они дополняют друг друга, создают единую российскую нацию, которая 100-200 лет назад была названа русской. Но сами русские – это 140 национальностей. Этот «русский код» позволяет России всё время подсоединять к себе другие на более поздних стадиях.

Вот Кавказ – более позднее подсоединение, поэтому у нас с ними более серьёзные «шероховатости». Я вот только что ездил в Краснодарский край, общался с местными властями и с людьми (населением). Там непростая ситуация в национальном плане. Там интересная ситуация, как они говорили: есть краснодарцы (русские), есть адыги. Первые говорят: у нас с адыгами вообще нет проблем. Потому что мы живём вместе давно и уже знаем, как жить. Мы уже выработали с ними единое жизненное пространство, какие-то Правила, которые всех устраивают. Их не страх заставляет всё это не переступать. Просто они наладили жизнь, которая всем нравится. Они женятся друг на друге…

– Там взаимопроникновение происходит вплоть до кухни.

– Да. И это уже в коде адыгов и других многочисленных наций, которые там проживают. А вот, когда, они говорят, приезжают более новые нации – мы не знаем, как с ними взаимодействовать. Хотя эти новые нации в принципе от адыгов ничем и не отличаются, по истории как они создавались: 1000 лет назад, 500 лет… Но мы ещё с ними вырабатываем этот код. Ну, выработают. Потому что у России есть возможность и опыт его выработать.

В Европе такой возможности нет. Я специально ездил, изучал немецкий опыт. Немцы – они очень «правильные» люди, у них всё «по полочкам». Я был в Гамбурге. Специально изучал, как немцы организуют миграцию: они под Гамбургом строят города для эмигрантов, где-то по 200 000 населения. Вот детские сады: с 3-х летнего возраста идёт сдруживание. Немцы, конечно, туда своих детей не отдают. Там африканцы, афганцы, русские и турки. И вот эти группы немцы сдруживают. У них методики. Дети только говорить научились, но они их учат дружить между собой, чтобы сделать из них немецкую нацию. У них ничего не получается. Хотя они ищут, стараются, используют методики.

Вообще там 24 программы, финансируемые из бюджета Германии по вывозу из РФ людей (из бывшего СССР). Они вывезли по этим программам более 10 млн. наших граждан. Они предоставляют им бесплатное жильё, финансируют их жизнь до устройства на работу, которое может в принципе идти всю жизнь…. Я эти города видел. Это большие города, заселённые нашими бывшими гражданами, вывезенными за деньги, под разными формами: ты пишешь, что ты немец и тебя туда забирают с руками и ногами. Хотя ты немцем можешь и не быть.

– А зачем им это нужно?

– А как же? Это укрепление нации! Чем больше они вывезут людей – тем лучше будет немецкая нация. Если французская – то французская будет крепче. Чем больше людей, тем нация сильней. Тем более, им именно русские нужны – для уравновешивания в этническом плане турок и афганцев. Они об этом говорят прямо. Турки и афганцы – это вообще не их код, не европейский. Им нужны именно русские, чтобы уравновесить и стабилизировать общество. Но при этом они, хоть у них и толерантность и специальные программы – они не могут, не получается у них объединить нацию. В принципе не получается. Отсюда и эта толерантность. Они живут всё время по разные стороны «улицы». И не хотят смешиваться.

– Имеется вопрос о том, что Вы говорили об оккупации России: Почему так получилось, что за последнее столетие несколько раз со стороны Запада нас оккупировали? А если взять такие ключевые системные центра, как Англия, США – у них не было таких периодов оккупации? По крайней мере, за последние 100-150 лет. Особенно если брать Англию.

– Так. По очереди: Германия – было. Франция – было. А как? Казаки-то стояли в Париже. Стояли? Нет?

– Стояли. Давно.

– А потом немцы в Париже стояли? И не один раз? Стояли. Это борьба наций. Конкурентная борьба. Да Вы у себя даже в семье конкурируете с родственниками, а уж нации между собой – конечно. Это ИХ код существования. Чувство собственной значимости и конкуренция, реализующаяся из этого чувства собственной значимости. А если вы победили, то вы и живёте за счёт побеждённых, как нация, в историческом аспекте, если мы об этом говорим. Поэтому это касается европейских наций (Нужно подчеркнуть, что жизнь за счёт побеждённой страны – это самый настоящий паразитизм, а не конкурентная борьба! И это действительно не свойственно русскому народу. Подробнее об этом написано в книгах и статьях академика Н.В. Левашова. – Ред).

Англичане – те на острове, это правда. Со времён Римской Империи до них не доходили. Это их специфическое географическое положение. Но зато Британская Империя была ликвидирована. Совместными усилиями России царской, потом СССР и США. А Британская империя была побольше Российской. Исторически.

– Да. Там было пол-мира.

– Мы почему-то рассматриваем вопрос, что нам обидно, что нас государства лишили. А британцам думаете не обидно? Они столько усилий приложили, создавая свою Империю, но по сути их кончили. Не то чтобы Россия какая-то особенная в этом. Это общее Правило развития человечества. Геополитическая борьба, конкуренция наций. Россия эту борьбу выигрывает в основном за счёт этого «кода», о котором я говорил. Но это не значит, что всё время выигрывает. Вот в данном случае, в 1991 году мы катастрофически проиграли. Проиграли за счёт другого. У нас есть сила, и есть слабость.

Слабость – это вертикаль власти. В России, в силу истории: северная страна, холодный длительный зимний период, большая территория, специфическое объединение наций… И очень высока роль решений власти и собственно власти. Потому что к зимнему периоду подготовиться без власти нельзя, особенно когда вы в первобытно-общинном хозяйстве и т.д.

Поэтому изначально формировался код на сильную власть и, в отличии от Европы, власть у нас сильно персонифицирована с Первыми лицами. Соответственно: если в Европе убрать Первое лицо – не значит разломать страну, потому что тут же (власть) подхватывают князья, второй слой… которые в принципе по власти не сильно отличаются от сюзерена. В России не так. В России, например, боярин – он слуга Царя. Слуга! Он относительно Царя не ниже, а просто Никто! Это российский код...

(Здесь автором в отношении т.н. «русского кода» сделано большое допущение. В действительности власть должна принадлежать (а так и было раньше на Руси) тому Лидеру, который обладает Честью и Совестью, необходимым уровнем эволюционного развития, достаточной Силой, ответственностью, необходимыми навыками (в том числе и магическими) и потенциалом. Подробнее об этом см. работы академика Н.В. Левашова. – Ред.)...

Скачать архивированный файл всей статьи (78К)

Почитать другие статьи из раздела «Русь»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам