Тьерри Мейсан
У России есть союзники внутри США
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Тьерри Мейсан, французский востоковед, политолог, конспиролог, автор книги о политике Соединённых Штатов на Ближнем Востоке и многих других нашумевших публикаций, в последние годы постоянно находящийся на Ближневосточном регионе, прогнозирует резкие и парадоксальные изменения ситуации в этой части земного шара (в частности, публикации в номерах «Однако» 28 (137) от 8 октября 2012 и 02 (151) от 28 января 2013). Подробнее об этом он рассказывает в интервью Михаилу Леонтьеву.

– Вы говорили о развороте американской ближневосточной стратегии. Что происходит сейчас?

– Сегодня США отказываются от прежней логики на Ближнем Востоке. Раньше регион рассматривался ими, как резервуар нефтепродуктов. Такова была доктрина Картера, в соответствии с которой было создано Центральное командование США и переброшены в огромном количестве войска. На тот момент Америка хотела быть уверенной в том, что будет иметь свободный доступ к нефтепродуктам региона. Теперь же американцы убеждены, что достигли энергетической независимости, а следовательно, нет больше нужды содержать на Ближнем Востоке так много военных; напротив, пора совершить плавный разворот и передислоцировать войска из Европы и Ближнего Востока на Восток Дальний, чтобы подготовиться к конфронтации с Китаем. К тому же, после краха Советского Союза американцы оказались не просто в тесных, а воистину в удушающих объятиях Израиля. Конечно, никто не собирается бросать Израиль, но есть намерение дистанцироваться от него, чтобы не быть вынужденными вести политику, которая диктуется Тель-Авивом.

– Какая здесь роль отводится России? Что, по-вашему, ей следует делать, и в какие ловушки мы можем попасть?

– После распада СССР, Россия была отрезана от Ближнего Востока, и сейчас ей крайне важно утвердиться там хоть как-нибудь. В этом регионе колоссальные залежи недорогого природного газа, поэтому Россия, которая имеет амбиции контролировать мировой газовый рынок, должна там присутствовать. США собираются сделать «подарок» России, открыв ей дорогу на Ближний Восток, и отвлечь таким образом от сближения с Китаем. Американцы прекрасно понимают, что, если Россия вернётся на Ближний Восток, это даст им возможность отдалиться от Израиля. Миллион израильтян – это выходцы из США, но второй миллион – выходцы из бывшего СССР, поэтому российское присутствие в регионе будет гарантией мира и стабильности, в результате чего США смогут тратить значительно меньше денег на обеспечение безопасности Израиля. Но американцы, конечно же, не филантропы и коли дают возможность вернуться, то не просто так, и всё это может, конечно же, обернуться ловушкой. Со времён Картера и Бжезинского в США была создана мощная антироссийская коалиция из западных государств и исламских движений. Мы все наблюдали за деятельностью этой коалиции в Афганистане, на Балканах и в Чечне. Существует возможность вновь использовать эту коалицию, чтобы втянуть Россию в очередной конфликт.

Однако, есть и другой аспект. Коалиция, насадившая терроризм практически везде и одерживавшая постоянные победы над Россией, сейчас испытывает серьёзные трудности и потихоньку разваливается, потому что в Сирии она потерпела поражение. И теперь главный вопрос заключается в том, выживет эта коалиция или приход России в регион её окончательно добьёт? Самое интересное, что у России есть союзники внутри американской системы. Можно по-разному трактовать американскую военную стратегию, но многие представители истеблишмента убеждены, что, коли уж Америке предстоит конфронтация с Китаем, она не может себе позволить конфликтные отношения ещё и с Россией. По мнению Джона Бреннана, нового руководителя ЦРУ, Соединённые Штаты сами должны не только демонтировать коалицию, но и уничтожить физически отдельных её руководителей, которых сами же взрастили. В ЦРУ уже существуют планы по зачистке главарей Свободной сирийской армии, «Аль-Каиды» и «Фронта аль-Нусры».

– То есть поле для сделки существует?

– Конечно. У Москвы и Вашингтона есть пространство для торга. Важно лишь правильно выбрать переговорщиков, потому что Вашингтон очень неоднороден. В администрации всегда были люди, которые не хотели ничего слышать о мире с Россией и готовы были идти до конца и любой ценой. Такова была, к примеру, позиция Дэвида Петрэуса, который спланировал тайную войну в Сирии и не собирался её останавливать. Хилари Клинтон тоже стояла на своём. Она представляла произраильское лобби и требовала разгрома Сирии.

Надо понимать, что часть военного истеблишмента в принципе не мыслит существования вне конфликта. Речь идёт о военных, которые возглавляли НАТО и рулили системой ПРО. Эти люди не готовы к мирным отношениям с Россией. Помянутые политики удалены из администрации, поэтому противостояние по поводу России переместилось в Конгресс, где тоже существуют различные антироссийские группировки. Одни защищают интересы Израиля, независимо от того, во что это обойдётся Соединённым Штатам, другие имеют непосредственное отношение к Дику Чейни и тем, кто занимался вопросами энергетической безопасности страны. Представители крупных энергетических корпораций убеждены, что нужно довести дело до конца и захватить Сирию, ибо они уже давно поделили между собой все её недра.

Какая именно группировка одержит верх, зависит от экономического контекста. Поскольку в стране кризис, Обама пытается найти новую точку равновесия в мире. Он отлично понимает, что статус главной и единственной мировой сверхдержавы слишком дорого обходится США. Во времена холодной войны, когда мир был поделён, всё было проще, расходы были значительно меньше, Соединённые Штаты за недорого обеспечивали себе доминирующее положение в нужной им части планеты. Поэтому Обама и хочет вернуться к прежнему типу отношений, добиться полноценного договора с Россией не только по Сирии, но и по всему региону.

– Если план сработает, что произойдёт с Ираном, Сирией и монархиями Залива?

– Пока что самой перспективной является идея совместного контроля США и России в регионе. Для этого нужно для начала заключить мир в Сирии, причём сохранив у власти Башара Асада, ибо без него никакой мир в Сирии невозможен в принципе. Какими бы словами его ни величали последние два года, придётся с ним смириться, причём в занимаемой должности, потому что другого выхода просто нет. Может встать вопрос об аннексии части территории Сирии. Речь идёт о севере страны, землях, которые, возможно, придётся передать Турции как плату за её участие в войне, ведь Турция необходима США.

А потом надо будет решать вопрос с Израилем. Есть намерение провести в Москве конференцию по проблемам региона, на которой будут приняты решения по типу Мадридской мирной конференции, а не соглашений в Осло. То есть две мировые державы вновь запустят процесс урегулирования палестинского вопроса, который будет рассматриваться вкупе с проблемой Голанских высот, оккупированных Израилем. Новая администрация Обамы уже вернула людей, которые принимали участие в работе Мадридской конференции и работали над проектом мирного урегулирования ближневосточной проблемы в конце правления Билла Клинтона, когда в США и Женеве велись переговоры с Хафезом аль-Асадом накануне его смерти.

– Но почему надо связывать проблему Голанских высот с палестинским вопросом? Ведь вопрос с Голанскими высотами был практически решён (на переговорах при посредничестве Турции, которые ею же и были сорваны). Палестинский вопрос настолько сложнее, что непонятно, зачем их рассматривать вместе?

– Мадлен Олбрайт прекрасно понимала, что невозможно заключать мир поэтапно, хотя с Египтом и Иорданией договорённости были достигнуты. Сирийский народ никогда не примет мира без решения палестинского вопроса, тем более в ущерб палестинцам. И это вопрос идеологический, не имеющий отношения к позиции государства. При этом с палестинцами очень трудно заключить мир, потому что они слишком разрозненны, постоянно образуются новые группировки, которые выступают против уже достигнутых соглашений. Во всём регионе есть всего одна сила, которая может заставить палестинцев соблюдать их собственные решения, – это Сирия. Поэтому проблема Голанских высот и должна решаться одновременно с палестинским вопросом.

– Но ведь ХАМАС перешёл на сторону Катара! Что Сирия теперь может навязать ХАМАС?

– Не ХАМАС перешёл на сторону Катара, а Катар поддерживает отдельных деятелей ХАМАС. ХАМАС разбит на группировки, и Катар просто купил политическую верхушку ХАМАС, которая является частью «братьев-мусульман». Этот процесс действительно уже далеко зашёл, поэтому Халед Мишаль, скрывавшийся много лет в Дамаске, перебазировался в Катар, прежде чем вернуться в Каир после выборов Мурси. Но что касается военного крыла ХАМАС, то оно получает вооружение из Ирана и полностью на него сориентировано.

Два месяца назад в Сирии шли бои вокруг палестинского лагеря Ярмук. Там находились 180 тыс. палестинцев. И когда бойцы «Аль-Каиды» пришли захватывать лагерь, то сопровождали их, с одной стороны, руководители ХАМАС, а с другой – офицеры «Моссада». Они вошли туда все вместе, им оказывали жёсткое сопротивление, но у офицеров «Моссада» был подробный план лагеря, что дало нападающим возможность найти и уничтожить тех лидеров ХАМАС, которые находились в тот момент в лагере и не разделяли политики нападавших. Атака в конечном итоге, захлебнулась, Народный фронт освобождения Палестины, который защищал лагерь, одержал победу, но бои были кровопролитными, и палестинцы бились друг с другом, ведь оборону держали люди Жоржа Хабаша, погибшего не так давно палестинского марксиста, лагерь защищали члены его партии...

Скачать архивированный файл всей статьи (27К)

Почитать другие статьи из раздела «Русь»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам