Алексей Кунгуров (Тюмень)
Киевской Руси всё-таки не было
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Недавно известный украинский журналист Алексей Зуев взял у меня обширное интервью, которое категорически отказались публиковать все издания, которым тот его предложил. Не пропадать же добру? Выкладываю его здесь, раз уж «свободная» украинская пресса так пуглива.

– Не так давно вышла в свет Ваша новая книга «Киевской Руси не было, или Что скрывают историки». Большая часть этой книги посвящена истории Украины. Откуда у историка, писателя и журналиста из дальневосточного региона России такой живой интерес к Украине?

– Я родился в СССР, и заграницей Украину не считаю, тем более, что люди там говорят на одном языке со мной. И наоборот, уроженцы Украины не чувствуют себя иностранцами в России. У нас на Севере даже шутят, что Ханты-Мансийский автономный округ надо правильно называть Хохло-Мансийским, потому что хантов здесь живёт 2%, а украинец – чуть не каждый четвёртый. Так что интерес к Украине – это интерес к моей большой родине (моя малая родина – Сибирь).

– Теперь давайте поговорим по существу вопроса. Ваша новая книга выглядит в немалой степени сенсационной, и это неудивительно – ведь в ней поддаются сомнению такие исторические события, которые долгие годы всеми считались достоверными и несомненными. Давайте попробуем объективно и непредвзято придать побольше ясности этому вопросу и расставить все точки над «i». Все самые известные и авторитетные историки Российской империи и СССР, такие, как Татищев, Карамзин, Соловьёв, Шахматов, Ключевский, академик Рыбаков, Вернадский и др., никогда не ставили под сомнение давнюю историю Руси. Возможно ли такое массовое, коллективное многовековое заблуждение и как это объяснить?

– Стоит разделять историков древних и современных. Вплоть до XIX века такое понятия, как «историческое сознание» не существовало, по крайней мере, в России оно стало формироваться во времена Пушкина. Но и тогда носителями исторического сознания был только правящий класс, грубо говоря, 1% населения. То есть первые историки в прямом смысле слова сочиняли историю, причём у этой работы имелся конкретный заказчик. Например, красивую легенду о Петре I заказала Екатерина II, которая её лично редактировала и даже строила архитектурные новоделы, объявляя их свидетелями петровской эпохи. Собственно, Петербург – это не город Петра, а город Екатерины, от «основателя» в нём не дошло до нас ни одного здания (что неудивительно, ведь все они были деревянными). Но это так, к слову.

Вы упомянули Карамзина. Собственно, как он стал историком? Был он литератором, написал художественное произведение «Марфа-посадница», которое понравилось государю, и тот назначил его придворным историографом. Всю оставшуюся жизнь Карамзин, забросив стихоплётство, публицистику, переводы и литературу, сочинял историю. Разумеется, к работе он подошёл, именно как литератор, то есть для него важнее был захватывающий сюжет, живость языка и красота слога, а вовсе не восстановление некоей «исторической правды». Надо понимать, что история тогда не считалась наукой.

И вот как оценил результат карамзинских трудов Пушкин: «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка – Колумбом...» То есть. главным достижением Николая Михайловича было формирование фундамента русского исторического сознания.

– Почему ныне канонизированные историки – Гизель, Лызлов, Татищев, Шлецер, Ломоносов, Щербатов не смогли его сформировать?

– Лишь по одной причине – Карамзин, в отличие от предшественников, написал увлекательное чтиво, и оно, что называется, пошло в массы. Достоверность его писаний не выше и не ниже, чем у предшественников.

– Но ведь сам Карамзин не из пальца историю высасывал, он ведь опирался на какие-то источники? В противном случае, каждый историк писал бы свою уникальную и неповторимую историю человечества.

– Технология выглядела буквально так: сначала, после изобретения «арабских» цифр и разрядового счисления, были созданы хронологические таблицы. Канон сложился в Западной Европе примерно к XVII столетию, но видоизменялся ещё 200 лет, пока не застыл в XIX веке. Поскольку Россия с петровских времён слепо перенимала всё европейское (да и раньше западные веяния доминировали), то, когда возникла нужда в сочинении истории, формировалась она на базе принятых в Европе хронологических таблиц.

На этот скелет мясо наращивали уже историки, наполнявшие свои произведения порой самыми безумными бреднями. Главное – чтоб канва их описания опиралась на данные общепринятых хронологических таблиц. Так что Карамзину было от чего отталкиваться. Именно поэтому его исторические фантазии не противоречили фантазиям предшественников и вписывались в канву общемировой европоцентрической историографии.

Так что, возвращаясь к вашему вопросу о возможности многовекового массового заблуждения – не было его. Первые историки отдавали себе отчёт, что занимаются изготовлением по заказу правящих фамилий актуальной версии представлений о прошлом, они были не учёными, а пропагандистами. А вот последующие поколения историков (когда историю стали именовать наукой) уже совершенно не понимали, что, читая труды «основоположников», имеют дело с многослойным напластованием фантазий, приправленных трактовками в русле сиюминутной политической конъюнктуры.

– А кто создал в Европе эти хронологические таблицы?

– Глобальную хронологию, используемую ныне, создали в конце XVI начале XVII веков французские учёные Иосиф Саклигер и Дионисий Петавиус. Последний предложил принятый сегодня обратный счёт лет до рождества Христа. В основу методологии средневековых хронологов лежала нумерология, то есть верование в мистическую связь между числами, физическими явлениями и судьбой человека. Поскольку всё сущее объяснялось проявлением божественной воли, то есть бог был своего рода главным субъектом исторического процесса, то в хронологии применялся принцип божественных чисел. Число бога – 9. Соответственно, к этому божественному знаменателю хронологи старались приводить любую дату или период.

Основной метод – сокращение чисел до цифр: все десятичные разряды числа складываются, если образуется число 10 или более, процесс продолжают до тех пор, пока не получат элементарное число от 1 до 9. Математически эта процедура эквивалентна замене исходного числа его остатком от целочисленного деления на 9. Скажем, я родился в 1977 г. Нумерологический модуль этого числа 1+9+7+7=24; 2+4=6.

Если проанализировать с точки зрения нумерологии все известные нам ключевые даты древней истории или длительность периодов, например, времени царствований, то в подавляющем большинстве случаев мы придём к божественному модулю 9, хотя должны получить примерно равное количество цифр от 1 до 9. Эта закономерность окончательно исчезает лишь в XVI-XVIII для разных стран.

Таким образом мы можем приблизительно высчитать период, когда история из оккультной дисциплины переходит в качество документированной хронологии. Нумерологический анализ династий (получение нумерологической цепочки периодов правлений) позволяет выявить и виртуальные династии-двойники. То есть меняются эпохи и имена, а нумерологический скелет остаётся неизменным. Подробно этот вопрос осветил Вячеслав Алексеевич Лопатин в книге «Матрица Скалигера»...

Скачать архивированный файл всей статьи (47К)

Почитать другие статьи из раздела «История»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам