Валентин Фалин
Вторая Мировая началась не в 39-м
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

2 сентября Россия впервые отмечает новый праздник – День окончания Второй Мировой войны. Правомерна ли эта дата? Почему США и Англия до сих пор не рассекретили ключевые документы эпохи войны? Как Сахаров предлагал взорвать США? Почему военный бюджет Америки сегодня больше аналогичных бюджетов всех стран мира вместе взятых? Об этом и многом другом в интервью «Фонтанке» рассказывает доктор исторических наук, высокопоставленный в прошлом международник и дипломат Валентин Фалин.

– В России 2 сентября новый праздник – День окончания Второй Мировой войны, совпадающий с днём капитуляции японских войск перед СССР и союзниками. До августа 1945 года СССР не был в состоянии войны с Японией, поэтому есть мнение, что нам не за что было мстить японцам, в отличии от тех же американцев. Правомерен ли новый праздник с исторической точки зрения?

– Да, формально СССР не был в состоянии войны с Японией до августа 1945 года, но во время Второй Мировой войны японцы топили наши и американские суда, которые везли грузы по Ленд-Лизу во Владивосток. Всего около 200 судов было либо задержано, либо потоплено; у задержанных, соответственно, конфискованы грузы. Это были конкретные акты войны Японии против нас.

Кроме того, после нападения Германии на Советский Союз, несмотря на заключённый с СССР 13 апреля 1941 года договор о нейтралитете, японское руководство собралось для того, чтобы решить: включаться ли Японии в войну. Тот же Мацуока (в то время министр иностранных дел Японии), который и подписывал этот договор, решительно выступил за вступление Японии в войну против СССР. Спор шёл между сухопутной – прежде всего Квантунской – армией и военно-морскими силами: представители японского ВМФ утверждали, что без отмены американского нефтяного эмбарго возможности Японии в этой войне будут существенно ограничены. Поэтому было принято решение: ждать пока Германия добьётся решающих побед на Восточном фронте; сигналом для вступления Японии в войну с СССР должно было стать падение Москвы.

У Сталина были данные разведки и об этом решении, и о дискуссиях в руководстве Японии, но до сентября-октября 1941 года он, тем не менее, не решался перебрасывать войска с Дальнего Востока на Западный фронт – а это, ни много, ни мало, миллионная армия; перебросил он их только после того, как получил сведения, что Япония готовит нападение на США.

Кстати, ещё 27 дивизий мы держали на южной границе, на случай начала войны с Турцией. И «нейтральная» Швеция, в случае падения Москвы, поддалась бы, как Финляндия, нажиму Гитлера и вступила бы в войну с СССР. Именно шведская разведка, единственная, которая имела данные о нашей подготовке контрнаступления под Москвой, передала эти данные Гитлеру; тот, правда, не поверил в реальность такой военной операции.

Ещё один пример откровенного ведения военных действий Японии против СССР связан с бактериологическим оружием. Во время его испытаний в 1942 году японцы запускали бактерии сибирской язвы и чумы в реку Аргунь, которая впадает в Амур, в расчёте на начало эпидемии на нашей дальневосточной территории.

После войны американцы, в обмен на все документы об испытаниях японцами бактериологического оружия, оградили руководителя этих испытаний от военного трибунала, хотя этот же японский генерал испытывал химическое оружие на американских военнопленных. Это что, не ведение военных действий? Так что утверждения, что у нас к Японии во время Второй Мировой войны не было претензий – легенда, которая основывается на незнании фактов.

– Но как таковых военных столкновений с объявлением войны у нас ведь с японцами не было. Могло ли повлиять в 1945 году на решение советского руководства добиться военными силами капитуляции Японии советско-японское прошлое?

– В предшествующие Второй Мировой войне годы у Советского Союза с Японией было несколько серьёзных вооружённых конфликтов, которые не были закрыты, а были просто отодвинуты в сторону 13 апреля 1941 года, когда мы подписывали с Японией договор о нейтралитете.

Во-первых. С весны по осень 1939 года у нас с Японией был вооружённый конфликт у реки Халкин-Гол на территории Монголии; до этого в 1938 году была серия военных столкновений за территорию у озера Хасан, где японцев погибло больше, чем немцев при захвате Польши; а до Хасана в 1918-1922 годах была японская интервенция, вооружённое вмешательство японских вооружённых сил с целью свергнуть советскую власть на Дальнем Востоке.

Во-вторых. В 1988 году под патронажем государства в Японии вышла книга под названием «Истинная история великой войны, войны за великую восточную Азию». Всего 102 тома. Там говорится о том, как ещё в 1923 году Япония приняла решение готовиться к войне с Советским Союзом, к войне по захвату Китая, а война против Китая – как следствие – неизбежно выливалась в войну против США.

Эти намерения японцев позже были подтверждены в 1927 году меморандумом Танаки (в те времена премьер-министр Японии), в котором говорилось, что Япония должна сначала захватить Маньчжурию, северный Китай, а дальше двигаться на Советский Союз. При этом вся подготовка к этой агрессии – а в книге цитируются соответствующие документы – велась с расчётом на то, что Япония уже в 1930-х годах сможет приступить к активным военным действиям.

А организация японских офицеров «Цветение сакуры» даже настаивала перед императором Японии и японским правительством на немедленной реализации военных планов, касающихся агрессии против Советского Союза, аргументируя это тем, что выполнение в СССР первой пятилетки и переход к индустриализации затруднят эти военные действия. В «Истинной истории великой войны» сказано, что в планах Японии было прорваться к Байкалу, после чего одна часть войск должна была двинуться на Хабаровск и Владивосток, а другая на Запад; одновременно японцы предложили бы американцам договориться о разделе Сибири.

Сейчас как-то забылось, но милитаристские планы Японии тех лет поддерживала не только её союзница Германия, но и Великобритания.

Сразу после начала японской агрессии против Монголии Англия заключила с Японией соглашение «Арита – Крейги», по которому она признавала за Японией японское прочтение внешних границ Китая; по ним Монголия считалась частью Китая, незаконно отторгнутой сепаратистами при поддержке советских войск. То есть в данном случае японская агрессия подавалась всего лишь, как попытка вытеснения этих сепаратистов. По этому соглашению Англия обязала всех своих граждан не нарушать право Японии поддерживать порядок на захваченных ею территориях. Это июль 1939 года, до нападения Германии на Польшу.

По поводу объявления или необъявления войны Японией... Президент Рузвельт, перечисляя все военные агрессии периода 1930-1940-х годов, подчёркивал, что ни одна из них не начиналась с объявления войны. Японцы официально не объявили войну Китаю, поэтому эти военные действия считают военной экспедицией. А в результате этой «экспедиции», между прочим, было захвачено полстраны.

Далее. Итальянская агрессия в отношении Абиссинии тоже случилась без объявления войны. Итало-германская агрессия против Испании – без объявления войны. Наконец, нам Германия войну тоже не объявляла. Значит, это была не Великая Отечественная война, а тоже экспедиция? Так что ли?

Исходя из этого, по иному можно взглянуть на саму дату начала Второй Мировой войны. Когда же она началась? 1 сентября 1939 года, когда Германия вторглась в Польшу? А как же тогда быть с японским вторжением в Китай, в результате которого к 1 сентября 1939 года погибло 20 миллионов человек? Война это или не война?

Между прочим, Ноэль-Бейкер, представитель британского правительства в Лиге Наций, на её заключительной сессии официально заявил, что Вторая Мировая война началась в 1931 году...

Скачать архивированный файл всей статьи (31К)

Почитать другие статьи из раздела «История»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам