Кирилл Мямлин
Похоже, Кутузов воевал не за русских
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Похоже, нашёлся ещё один кусочек мозаики, показывающей, что мировая война против Руси велась много веков подряд и всеми возможными средствами. А главным средством у наших врагов всегда было предательство! В этом они всегда были сильны!..

«Скажи-ка, дядя, ведь не даром, Москва, спалённая пожаром»... масонам отдана?

Кратко перескажу статью «Москва-1812: Как её сдал Кутузов» (и её вторую часть) своего единомышленника Максима Кротова, страстно увлечённого военной историей, и коллекционера, собравшего множество репринтов и подлинников полковых книг «Историй гусарских полков» – тех документов, которые не правились официальными историками – ни царскими, ни коммунистическими, ни либеральными.

* * *

С самого детства нас кормят мифом о причинах сдачи Москвы Наполеону. Между тем, последствия данного навязанного решения катастрофичны для русской цивилизации, а результаты этого государственного преступления никем не были оценены объективно до сих пор.

Воинская и гражданская слава подлинных героев – Дохтурова, Коновицына, Багратиона, Уварова, Ермолова, Тучковых, Платова и прочих за Бородино – досталась лизоблюду-царедворцу, конъюнктурщику и совсем не воспитаннику Суворова – Кутузову. Который, совместно со своими коллегами-масонами[1], руками «цивилизованного мира» уничтожил не подверженную тлетворному влиянию масонства Москву[2].

Задайтесь вопросом: много ли вы помните памятников Кутузову, поставленных в период до 1917 года? Единственный памятник Кутузову установили в Питере у Казанского собора в 1837 году после продолжительной дискуссии, поскольку Москва отказалась, а Николаю I, в политическом смысле, нужен был персонифицированный образ победы в 1812 году. При этом памятник переполнен масонской символикой.

Символику в XIX веке легко читали. Кутузов на памятнике выглядит приблизительно так, если бы на своём монументе Минин и Пожарский оказались бы в самурайских доспехах. Памятник Суворову в Питере у Троицкого моста перед Марсовым полем – «в мундире» (латах). Памятник Скобелеву, что стоял на месте Юрия Долгорукого супротив Моссовета, – в мундире. Кутузов – в тоге со свитком, отставив палец по обычаю своей могущественной русофобской секты.

Культ Кутузова (в смысле патриотического образа) развивать начали весьма своевременно, с точки зрения пропаганды, когда нашим дедам и прадедам стало очень плохо в 1941-1942 годах. Представление о фельдмаршале у нас сложилось по советским учебникам истории, фильмам «Гусарская баллада» иже с ними.

К слову сказать, в 1914 году пропаганда, поддерживающая подъём народа на Великую Войну (ныне называемую «Первой мировой»), опиралась на тех же Суворова, Скобелева, Потёмкина, Паскевича. Совсем не упоминая о Кутузове.

Большинство из нас знает наизусть «Бородино» М.Ю.Лермонтова, служившего в Лейб-гвардии Гусарском полку тогда, когда в строю ещё были люди, прошедшие войны с Наполеоном. Но, в отличие от гимназистов, нам, советским школьникам, не поясняли «общественный контекст» этого стихотворения. Прочитайте его другими глазами! Оно даже начинается с вопроса: «ведь не даром»!

Эта дискуссия не прерывалась аж до 1917 года. Так в 1912 году был юбилей Бородинской битвы, а 4 ноября нашего стиля – день оставления армией Наполеона Москвы. И Первопрестольная в очередной раз отказалась от памятника Кутузову.

Cовет в Филях

«За» оставление Москвы без боя проголосовали – Барклай де Толли, Раевский, Остерман, Толь и Багговут (все масоны)[3], «против» – Дохтуров, Коновницын, Уваров, Платов, Ермолов, Кайсаров (все – не масоны). Решающий голос подал Кутузов, принявший решение своих братьев по ложам.

На Совете отсутствовал не-масон Багратион. Как он был ранен – дискутировать можно долго. Примечательно другое, начальника штаба русских войск обрусевшего ганноверца Беннингсена, Кутузов фактически заменил генералом-квартирмейстером и масоном Толем. То, что Беннингсена, сторонника обороны Москвы, отстранили от управления, очевидно, нужно считать интригой одноглазого предателя России.

Беннингсен считал выбранную им самим оборонительную позицию непреодолимой даже теоретически. По этой позиции можно проехаться даже сейчас, дабы убедиться, что автор «тактики глубокого отступления» Толь являлся откровенным предателем. Очевидно, что масоны решили спалить Москву, как центр несогнувшейся Русской Цивилизации (нам нужно помнить, что Московия была лишь одной из западных провинций настоящей Русской Империи! Подробнее об этом см. статью Н.В. Левашова «Замалчиваемая история России-2». – Н.Г.).

По датам и цифрам

Сражение при Бородино: 26 августа старого стиля, расстояние до Москвы 125 км (три дневных перехода). Не вдаваясь в несущественную для данного обсуждения полемику:

Русские войска имели примерно 155 000 человек, включая ратников (не крестьян с вилами, а, говоря современным языком, «обученных резервистов») и 624 орудия. Именно из них сформировали множественные карэ с пиками под прикрытием артиллерии на нашем левом фланге (вдоль нынешнего Минского шоссе) против кавалерийского корпуса поляков Понятовского, у которого от «общения» с нашими ополченцами убыло 40% разноплеменной восточноевропейской нечисти. Остатки этого корпуса были впоследствии единственным (!) мобильным резервом уползающего по Старой Смоленской дороге.

Французы: 140 000, включая вспомогательные войска, 587 орудий. Поскольку архивы армии вторжения почти полностью утрачены, нет возможности уточнить количество волонтёров – т.е. воодушевлённых мародёров, стянувшихся в ожидании большого грабежа под видом санитаров, возниц и просто праздношатающейся публики из Венгрии, Польши, Вестфалии, Нидерландов и т.д.[4].

Убыль убитыми, раненными и пленными: Россия – примерно 45 тыс., причём всех раненных взяли с собой при отступлении; французы – если брать очень заниженную оценку наполеоновского генерала Сегюра – примерно 40 тыс. (другие французские источники считают верной цифру в 58 тысяч).

По орудиям: мы потеряли 14 пушек на батарее Раевского, 3 пушки – на Багратионовых флешах. Французы лишились 12 пушек в ходе флангового удара Платова и Уварова (не считая множества разбитых лафетов на главной позиции)[5]. То есть, мы даже статистически сохранили своё превосходство.

Итог: у нас минимум 110 тыс. боеспособных войск на 4 километра филёвской позиции с развёрнутым тылом, у «французов» – примерно 90-95 тыс. без тылового обеспечения и коммуникации под нарастающей угрозой. Найдите чудака-генерала, который бы просто полез в новое наступление при таком раскладе. Наполеон хотел заключить с Александром почётный мир, шантажируя угрозой захвата Москвы, а Кутузов её просто сдал. Отсюда и недоумение Наполеона...

Скачать архивированный файл всей статьи (31К)

Почитать другие статьи из раздела «История»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам